«Будущее – за таргетированной журналистикой»: Шерзодхон Кудратходжа о свободе слова и фактчекинге

16:32 17 Февраль 2023 Общество
557 0

Фото: themag.uz

Интернет разрушил многовековую монополию журналистики. Традиционные СМИ уступают место рекомендательному смотрению: теперь каждый может «поглощать» персонально построенную картину дня из интернета, а не то, что для него запланировали продюсеры и редакторы. Удастся ли газетам и телевидению отстоять свой авторитет, кто побеждает в конкурентной борьбе журналистов и блогеров? Где грань между регулированием и цензурой? Об этом читайте в интервью ректора Университета журналистики и массовых коммуникаций, журналиста, политолога и председателя Национальной медиаассоциации Узбекистана Шерзодхона Кудратходжа для "The Mag".

В феврале будет ровно год, как Вас назначили председателем Национальной медиа ассоциации Узбекистана. Было объявлено, что она должна стать новой платформой, объединяющей СМИ. Что удалось реализовать за эти месяцы?


Когда я возглавил ассоциацию (на тот момент – Национальную ассоциацию электронных средств массовой информации), для меня это была абсолютно новая сфера, полная неожиданностей. Первым делом стал искать ответы на вопросы: каковы цели и задачи одной из крупнейших ННО Узбекистана, чем мы можем быть полезны всем членам ассоциации? Примерно пять месяцев ушло на то, чтобы разобраться в ситуации, сложившейся в ассоциации за многие годы, а с прошлого лета мы начали работать уже над конкретными проектами, реструктурировали ассоциацию, в том числе поменяли название с НАЭСМИ на Национальную медиаассоциацию Узбекистана. 

Самым запоминающимся мероприятием 2022 года стал проект Birlashish nuqtasi – Renessans («Точка объединения – Ренессанс»). Мы организовали ряд мероприятий с участием 24 негосударственных центральных, региональных и интернет-телеканалов, 19 радиоканалов, одного журнала, Международного пресс-клуба, более 50 кабельных каналов. В них приняли участие тысячи местных и зарубежных представителей сферы, общественности и зарубежных партнеров, молодых журналистов. В июне по случаю Дня работников печати и СМИ состоялась неделя конференций, семинаров и тренингов для сотрудников теле- и радиоканалов, входящих в нашу ассоциацию – OVOZA – OAV haftaligi («ГОЛОС — Неделя СМИ»). А в августе совместно с Агентством по делам молодежи Узбекистана и Университетом журналистики и массовых коммуникаций (УЖМК) был организован медиалагерь Navqiron jurnalistlar – 2022. Мероприятие посетили около двухсот молодых журналистов.

Я считаю, что мы хорошо поработали. Национальная медиаассоциация Узбекистана стала площадкой синергии, объединяющей представителей негосударственных медиа и создающей возможность обмениваться мнениями. Сегодня мы упорно работаем над реализацией нескольких проектов, а также ищем спонсоров, которые могли бы поддержать наши проекты и совместными усилиями создать уникальную, качественную, а главное – полезную для общества медиапродукцию.

Телеканал «Ренессанс» совсем молодой, но уже успел завоевать популярность у телезрителей. В чем секрет?


Официальное открытие нового телеканала «Ренессанс» состоялось летом 2022 года. Я считаю, что этот канал по своему содержанию и философии отличается от других. Сегодня одной из популярных новостных программ в Узбекистане наряду с Zamon, Markaziy studiya, Bu kun стала Ovoza, которая транслируется на телеканале «Ренессанс». Команда старается наполнить эфир креативным и привлекательным контентом в сфере образования, истории, культуры и современных технологий. Несмотря на то, что канал действительно совсем молодой, по последним данным рейтингов, он уже занимает 5-6-е место среди телеканалов Узбекистана.

Вы возглавляете медиа ассоциацию, Международный пресс-клуб и Университет журналистики и массовых коммуникаций. Как по ощущениям распределяется в процентах Ваше рабочее время между этими позициями? Сколько длится Ваш рабочий день и какая работа лично вам внутренне ближе?


Хотел бы уточнить, что я возглавляю Национальную медиа ассоциацию и Университет журналистики и массовых коммуникаций Узбекистана. Да, я основатель Международного пресс-клуба, но на сегодняшний день не являюсь его председателем. Нынешний председатель Международного пресс-клуба – Жалолиддин Усманов. Хотя я продолжаю выступать модератором некоторых пресс-клубовских сессий на актуальные и важные темы.

Конечно, очень трудно распределять свое время, особенно когда контингент университета журналистики вырос со 119 студентов до почти 4000 человек, включая профессорско-преподавательский состав и персонал вуза. Поэтому иногда не я управляю днем, а день управляет мною. Но при этом понимаю, что на меня возложена большая ответственность, и стараюсь уделять каждой работе особое внимание. Да, нелегко, много времени требуется для решения текущих вопросов, но я всегда стараюсь заглядывать в будущее и делаю всё от меня зависящее, чтобы подготовка отечественных кадров в сфере медиа была на высоком уровне. Хочется, чтобы наши ребята и девушки стали лучшими специалистами в своем деле. 

Помимо этого, я занимаюсь общественной работой. К примеру, являюсь членом Центральной избирательной комиссии Узбекистана, вице-президентом Международной ассоциации кураш, членом Консультативного совета по развитию гражданского общества при Президенте Республики Узбекистан, членом правления Творческого союза журналистов, а также официальным лицом благотворительной ННО «СМА УМИД». Дни, недели, месяцы пролетают молниеносно. Но для меня каждая работа важна, я не делю их на более или менее важные. Всегда и везде стараюсь отдавать себя работе полностью и быть преданным своим принципам. 

У Вас остается время на лекции? 


Да. Люблю заниматься преподавательской деятельностью, напрямую общаться со своими студентами, понимать, чего хочет молодежь, чем она живет. Лекции – это еще одна возможность для установления прямых контактов со студентами, возможность получить от них напрямую feedback, а также пообщаться без формальностей. Для меня, как для ректора, это крайне важно. 

Преподаю регионоведение и политологию. Одним словом, готовлю политических обозревателей. Сегодня, когда на Ютубе появляется очень много контента блогеров, инфлюенсеров, нам, журналистам, трудно выдерживать конкуренцию. Потому что зачастую людям «заходит» более развлекательный контент, нежели новости и репортажи на политические темы, где делается глубокий анализ происходящих событий.

Вы занялись преподавательской деятельностью в 2008 году, возглавив кафедру интернет-журналистики. В чем разница между студентами нулевых годов и современными? 


Разница большая. В 2008 году интернет-журналистика в нашей стране была в самом начале своего становления. Существовало всего несколько сайтов, был жесточайший прессинг, процветала цензура, непростые были времена. Сейчас студенты намного раскрепощеннее, свободнее, на жизнь смотрят легко в хорошем понимании этого слова. Если тогда они боялись подойти к ректору, пожаловаться, были скованными, то сейчас нет. Многие студенты не стесняются и подходят ко мне со своими вопросами, свободно обсуждают любые темы. Всё-таки чувствуется новая атмосфера и новый дух в университете. И мне, естественно, интересно общаться с молодыми и прогрессивными людьми. 

Мы сейчас работаем в таких условиях, когда в одной аудитории, в одном сообществе могут находиться представители четырех разных поколений – беби-бумеры, поколение Х, миллениалы и поколение Z. Видение мира и медиапривычки каждого из поколений абсолютно разные, я бы сказал, что некоторые даже противоречат друг другу. И в этой среде развивать журналистику необходимо таргетированно, с нацеленностью на аудиторию, зная, на каких именно каналах какой контент смотрят те или иные потребители вашего медиа. Сейчас все, и старшее и младшее поколение, имеют возможность потреблять видео on-demand, то есть контент по запросу, но темы, которые их интересуют, – разные. И всё это, знаете, также отражается в преподавании.

Недавно Вы попали в заголовки СМИ из-за неоднозначного высказывания об исключении физики и химии из школьной программы. Можете пояснить эту реплику? И еще один момент: Вы же, будучи одним из опытнейших журналистов Узбекистана, наверняка могли предвидеть реакцию медиа и соцсетей на такую идею, но тем не менее ее озвучили. Это не своеобразный троллинг с Вашей стороны?


Прежде всего, пользуясь случаем, хочу порекомендовать всем посмотреть полную версию передачи, так как она была достаточно содержательной и интересной. Насчет исключения физики и химии: я такого не говорил. Повторюсь: не говорил. Я сказал, что эти предметы преподаются в школах слишком академически. Соответственно, у наших детей не появляется интереса к их изучению; грубо говоря, приходится зубрить сложные формулы, теории, законы, не понимая смысла того, что учишь. Потому я и предложил преподавать не по старым методикам, которые могли быть актуальны 20-40 лет назад, а по современным и креативным. Ведь в наше время ребенка очень сложно чем-то удивить. Кроме того, я привел пример из собственной жизни, рассказав, что в школьные годы мне сложно давались эти предметы, хотя я старался получать только отличные оценки. В итоге все начали неправильно толковать вырванную из контекста мысль. Сегодня не только журналисты, прежде чем публиковать материал, должны перепроверять информацию, но и люди, прежде чем делать выводы, должны уметь проверять факты и не становиться жертвами информационных манипуляций. 

Однако были и те, кто сразу поняли, что я имел в виду, и начали поддерживать меня, писать посты. Я никогда не отрицал необходимости наличия фундаментальных предметов в школьной программе, наоборот, я всегда понимал, насколько важны точные науки, и даже являюсь автором идеи телепередачи «Ўрганамиз – ўргатамиз» («Учимся – обучаем»), которая еженедельно выходит в эфире телеканала «Ренессанс». В этой программе простыми и увлекательными методами, в игровой форме, молодым телезрителям объясняют основные понятия физики, химии, математики.

Вы публичная личность и медийная фигура. Соответственно, у Вас есть немало как сторонников, так и тех, кого называют хейтерами. Как Вы реагируете на тех и на других? Могут ли Ваши подписчики рассчитывать, что Вы им ответите в личных сообщениях? 


Раньше мне было крайне сложно воспринимать критику, сейчас я на это смотрю более спокойно и адекватно. Понятное дело, что я не могу и не обязан нравиться всем. Очень часто задевают, хейтят, и, будь ты хороший, плохой, всегда найдутся люди, кому не понравятся твои действия. Мы никак не можем научиться слушать мнение другого человека, а ведь свобода слова невозможна без плюрализма мнений. Понимаю, что я публичная личность и хейтят не только меня, но и всех медиаперсон. Конечно, я отвечаю в личных сообщениях, так же, как и отвечаю на негативные комментарии. Уважаю мнение каждого, будь оно позитивное или негативное. Но мне крайне неприятно, когда некоторые переходят на личное, оскорбляют – на самом деле это ниже человеческого достоинства. Мне жаль таких людей…

Как Вы определяете понятие свободы слова? Согласны ли с утверждением, что во многих странах происходит своеобразный откат к прошлому? И с другой стороны, где проходит граница допустимого? В последнее время всё чаще приходится слышать о случаях шантажа со стороны отдельных блогеров, причем в некоторых случаях дело доходит до суда…


Свобода слова – это право каждого говорить, высказывать свое мнение. Я за то, чтобы ее было как можно больше. Но в моем понимании, свобода слова – это не только право, это и ответственность. Ты имеешь право выразить свою точку зрения на любую тему. Но распространять ложь, клевету, оскорбления недопустимо. Приведу высказывание уважаемого мною Владимира Познера, с которым я полностью согласен: 

«К сожалению, мы часто за свободу принимаем волю, «что хочу, то и ворочу», вот это. Это не свобода, это – безответственность. Поэтому свобода слова – это конечно же право высказывать свое мнение, без опасения, что тебя уволят или посадят, или еще чего-нибудь, но это всегда отвечать за то, что ты говоришь». 

То, что сегодня у нас есть некоторые перегибы в этой теме, – естественный процесс, так называемая «болезнь роста». У нас не было свободы слова до последних нескольких лет, поэтому мы только учимся пользоваться этим правом. Другие общества давно прошли этот период, мы же ввиду всем известных причин проходим его только сейчас. Да, болезненно, да, не без перегибов, про которые вы упомянули в своем вопросе, но это необходимо, и мы как общество должны этим переболеть и пройти данный сложный период. Не хотел бы говорить сейчас про другие страны, где, как вы сказали, «идет откат в прошлое». У нас самих достаточно проблем, но, как неоднократно говорил президент Узбекистана Шавкат Миромонович Мирзиёев, обратной дороги у нас нет и возврата в прошлое, когда за одно сказанное слово могли уволить или посадить, не будет.

Как Вы относитесь к мировому тренду ухода масс-медиа в цифровую среду? Это уже коснулось большей части крупнейших печатных СМИ, а сейчас аудиторию стремительно теряет традиционное телевидение. Насколько эта тенденция актуальна для Узбекистана и находит ли это отражение в учебной программе Университета журналистики и массовых коммуникаций? 


Спасибо за интересный вопрос. Процесс глобализации идет стремительным путем, развивается диджитализация. Для меня это совершенно нормально. Мы должны понимать, что есть множество плюсов цифровизации. Диджитализация бросает новые вызовы средствам массовой информации, от которых требуется быть более гибкими, на шаг впереди аудитории, применять новые методы подачи информации и уметь пользоваться современными трендами. Людям во все времена было сложно привыкать к новому, но мир меняется, не стоит на месте. Да, возможно, телевидение, как и печатные СМИ, теряет и еще потеряет свою аудиторию, но оно никогда не исчезнет ни в Узбекистане, ни в другой стране мира. Точно так же, как и газеты. 

Всегда найдутся поклонники традиционных СМИ. Уверен, что многие телеканалы будут работать в конвергентном режиме, что поспособствует охвату большей аудитории. Эта тенденция находит отражение в учебной программе Университета журналистики и массовых коммуникаций Узбекистана. У нас есть отдельный факультет интернет-журналистики. Студентов обучают таким предметам, как цифровая журналистика, основы цифровой безопасности в журналистике.

Узбекистан является страной активных пользователей Telegram. Соответственно, этот мессенджер можно считать одной из наиболее влиятельных медиаплатформ. В чем, на Ваш взгляд, недостатки и потенциал Telegram в качестве площадки для СМИ нового типа?
Из преимуществ Telegram могу отметить, что вы сами формируете список того, что будете читать, подписываясь на определенные каналы и людей. В других же социальных сетях вашу ленту преимущественно формирует искусственный интеллект этой сети, определяя за вас, какой контент вы увидите. Из минусов – искусственное замедление скорости скачивания видео в Telegram, которое случилось недавно, возможно, с введением платной подписки. СМИ, строя стратегию роста, должны учитывать эти моменты.

Расскажите о Ваших планах на 2023 год.


В 2023 году мы планируем открыть новые направления обучения в университете. Привлечь лучших специалистов для вновь открытых направлений, таких как travel & art-журналистика. УЖМК в скором будущем видим лидером не только образования в медийной сфере, но и в подготовке кадров в области политологии, социологии, психологии и международных отношений. Также очень надеемся, что сможем построить новые учебные помещения, еще одно современное общежитие для студентов, так как существующих нам уже не хватает. Планируем также привлечь в университет побольше иностранных преподавателей-практиков для того, чтобы теория не отставала от практики. Хотел бы также подготовить ряд новых авторских передач на интересные и уникальные темы. В Национальной медиаассоцации планируем больше внимания уделить материально-технической и контентной поддержке региональных теле- и радиоканалов, которые являются членами нашей ассоциации.

Рекомендуем

Комментарии

Комментариев пока нет.