А воз и ныне там: Как предотвратить публикации в «мусорных» журналах? 

11:46 03 Июль 2022 Общество
2632 0

Фото: Иллюстративное

Как требование публиковаться в журналах базы Scopus и с высоким импакт-фактором привело к масштабному мошенничеству и очковтирательству в науке в Узбекистане, и как с этим бороться — об этом в статье философа из Университета мировой экономики и дипломатии Валерия ХАНА, неоднократно ставившего эту проблему в СМИ. 

Мы живем в эпоху информационного бума, который сродни снежному кому. Ученые не могут отследить даже ту информацию, которая касается их специализации. И в этом потоке немалую долю занимают публикации псевдоученых (в мире их около 6 млн человек), это опусы в Интернете, книги брошюры (были бы деньги).

И в этих условиях вычленение действительно научной и новаторской информации стало необходимостью. Прежде всего, нужно было создать базы данных наиболее качественных журналов и других форм научных изданий. И такие базы стали создаваться. Крупнейшие из них — Scopus и Web of Science (WoS). Именно в них от ученых в Узбекистане и требуют публикаций. Однако это лишь две платформы (хотя и самые мощные).  Но в мире существуют и другие, имеющие высокий авторитет, базы данных: EBSCO, ProQuest, NASA/ADS, AGRIS, EconLit, GeoRef, MLA International Bibliography, PubMed, Sociological Abstracts, APA PsycInfo, Сairn Info, RSCI (на платформе WoS) и др.

Два года назад ВАК Узбекистана распространил список баз данных, публикации в журналах которых зачитываются для диссертаций — всего 43 наименования. В настоящее время этот список на сайте ВАК отсутствует. Работа над списком должна быть возобновлена.  В итоге база журналов для зачета публикаций увеличится и не будет сводиться только к журналам Scopus. 

А почему речь идет только о журналах? А монографии, сборники статей, доклады на конференциях? Ведь они также реферируются, в тех же Scopus и WoS, и не только. Так, база данных в EBSCO содержит более 120 тысяч электронных книг от ведущих издательств мира. И как быть с монографиями, изданными в России, Узбекистане, Казахстане и других странах? 

Scopus и WoS ориентированы, прежде всего, на англоязычные журналы. В отличие от математики в общественно-гуманитарных науках язык — не только средство перевода, но и самого понимания текста. Я не уверен, что статья о персидской поэзии или китайской «Книги перемен» на английском языке позволяет точнее передать оттенки мысли оригинала. Кроме того, сегодня, как никогда, имеет место политико-идеологический фактор. Так, ученым из России, Китая, других стран, не просто опубликоваться в западных обществоведческих журналах не только из-за языка. Здесь одного перевода недостаточно. Нужно использовать западные подходы и западные оценки. А это значит, что историю Китая или России нужно подавать, как это принято на Западе.  И получается, что ведущие российские журналы не попадают в Scopus и WoS, а журналы Прибалтики и Восточной Европы — нынешние союзники США и члены ЕС — вдруг стали образцом научного «качества». 

Экономисты говорят: есть спрос, будет и предложение. Опубликоваться в журналах Scopus, WoS и в журналах с высоким импакт-фактором (ИФ) очень непросто — высокие уровень требований и оплата. Возник вопрос: как иметь публикацию в престижном журнале, и желательно за символическую плату? 

И решение нашлось: на рынке появились дельцы, предлагающие свои услуги. Тысячи (!) ученых и докторантов Узбекистана оказались вовлечены в процесс публикаций в «рейтинговых», а на деле жульнических журналах. Так, в Национальном докладе по науке и инновациям за 2017-2021 годы указаны 5 «сомнительных журналов, в которых публикуются ученые Узбекистана». В них опубликовано 1 176 публикаций узбекских авторов, и все они исключены из базы Scopus в 2020 году за недобросовестность. Но таких журналов намного больше, чем пять.  
Мошеннические журналы обещают публикацию за 1-2 месяца (а порой чуть ли не на 4-й или 5-й день); материалы не рецензируются. Статьи принимаются по всем наукам и в плохом переводе, и часто не соответствуют названию журнала. Оплата небольшая, что позволяет осуществлять массовое рекрутирование авторов. Часто указывается регистрация в США или Европе, а на самом деле вся «механика» осуществляется в какой-либо из азиатских или африканских стран. И эти журналы, как правило, выдают красочные сертификаты об опубликованных статьях или членстве в редколлегии журнала. 

Импакт-факторы этих журналов многократно завышены и выдают их недобросовестные рейтинговые организации. Так, сегодня в вузах настойчиво рекомендуют опубликоваться в EPRA International Journal of Research & Development (IJRD), издаваемого в Индии. Указанный на сайте EPRA ИФ (показатель цитируемости статей, опубликованных в журнале) — 8,13, то есть, он попадает в 5 процентов лучших журналов мира! И всего лишь за 20 долларов. (а если статья в соавторстве, и того меньше)! Число журналов с ИФ от 0,01 до 0,3 — 25 процентов от общего количества научных журналов. Значения ИФ для большинства журналов — от 0,3 до 3. 20 процентов журналов имеют значения ИФ от 3 до 7 и только у 5 процентов журналов очень высокий ИФ (свыше 7). В этом смысле поражают члены комиссий, требующие от докторантов статьи в журналах с ИФ 4 и выше. С таким же успехом от перворазрядника можно требовать олимпийские медали.

В списках Scopus и WoS журнал не числится. Странно, что с таким импакт-фактором журнал не входит в эти базы данных. 

Как в год создания (2015) журнал получил ИФ, да еще столь высокий? ИФ — показатель цитируемости статей, опубликованных в журнале, исчисляемый за 3 года. Журнал еще не вышел, а на него уже ссылаются? Что касается SJIF Impact Factor, организации, выдавшей ИФ со значением 6,260, она также мошенническая, как и журнал. На ее сайте можно прочитать: закажи оценку SJIF и улучши свой ИФ. За это надо заплатить лишь 50 долларов. Вот вам и истоки высоких оценок IJRD.

На сайте министерства, где опубликован список научных журналов Индии, журнал IJRD отсутствует. Он (как и все журналы группы EPRA) входит в знаменитый список хищнических журналов Джеффри Билла.

Статьи узбекских авторов (до этого авторы — индийцы, пакистанцы и африканцы) в журнале появляются с 2019 года. Сначала их было немного — от 1 до 3 человек, но затем их число резко начинает расти. Если взять журналы 2020 года, то процент узбекских статей по номерам будет таким — 38,9 процента, 59,7 процента, 87,8 процента, 73,1 процента, 81,3 процента. В № 3 2020 года из 169 авторов — 136 из Узбекистана (80,4 процента). Это индийский журнал или узбекский?  

Та же ситуация в других журналах EPRA: International Journal of Multidisciplinary Research, International Journal of Economic Growth and Environmental Issues. Их рекламируют в Телеграм-каналах Узбекистана: на SCIENCE OF WORLD ilmiy kanal (https://t.me/scienceofworldgroup), Web of Science (https://t.me/bilim_tajriba). Знают ли организаторы этих каналов, что речь идет о мошеннических журналах? Или, они заодно с ними?

Другая организация – Genius Journals Publishing Group (GJPG) — «Издательская группа гениальных (!) журналов». Расположена в Брюсселе. На этом информация о ней заканчивается. Журналы (11) издаются с 2021 года. 
   Eurasian Scientific Herald Journal, Impact Factor: 8,225
   Eurasian Research Bulletin Journal, IF: 7,995
   Eurasian Journal of Learning and Academic Teaching Journal, IF: 7,875
   Eurasian Journal of Humanities and Social Sciences, IF: 7,875
   Eurasian Journal of History, Geography and Economics, IF: 8,015
   Eurasian Journal of Research, Development and Innovation, IF: 7,892
   Eurasian Medical Research Periodical, IF: 8,120
   Eurasian Journal of Physics, Chemistry and Mathematics, IF: 7,825
   Eurasian Journal of Media and Communications, IF: 7,760
   Eurasian Journal of Architectural Design, IF: 7,985
   Eurasian Journal of Engineering and Technology, IF: 7,995

Указанные ИФ ложные. Расчет ИФ основан на трёхлетнем периоде, а журналы существуют менее года. И на сайте нет информации об организации, давшей такие рейтинги. У всех журналов один e-mail и нет адреса. 
Содержание некоторых номеров не соответствует названию журнала. Так, в 1-м номере 2021 года «Евразийского журнала по СМИ и коммуникации» опубликованы статьи: «Цели и перспективы развития ковровой промышленности в Узбекистане» и «Диагностические критерии и способы оптимизации лечения предменструального синдрома у девочек подросткового возраста». Какое отношение эти темы имеют к СМИ?

Большинство членов редколлегий этих журналов — из Узбекистана. А у Eurasian Journal of Media and Communications и вовсе нет редколлегии. Авторы в основном из нашей страны. Eurasian Scientific Herald: в № 2 2021 года из 18 статей — 17 из Узбекистана и 1 из Нигерии, в № 1 из 16 статей — 15 из Узбекистана и 1 из Ирака. Eurasian Research Bulletin: в № 4 2022 года все 30 статей из Узбекистана.

Еще один журнал, облюбованный нашими авторами — European journal of modern molecular & clinical medicine. Журнал публикует статьи на все темы — по археологии, филологии, праву и т. д. Претендует на статус европейского. В редколлегии представители Бангладеш, Индии, Пакистана, Португалии, Судана, Таиланда, Шри-Ланки (по 1-му человеку от каждой страны) и … 16 из Узбекистана. Журнал числился в Scopus в 2018-2020 гг. За 2 года он опубликовал немыслимое множество статей. Количество статей только авторов, чьи фамилии начинаются на букву «А», больше 1 420. А если взять весь алфавит? Никакая редколлегия не способна отрецензировать такое количество статей. Авторы статей – из Индии (47 процентов), Узбекистана — 22 процента, и далее из Нигерии, Бангладеш, Эфиопии, Ливии, Судана, Шри-Ланки и т. п. Это точно европейский журнал? В 2021 году Scopus исключил журнал из своей базы.

International Journal of Progressive Sciences and Technologies. ИФ — 80,38 (!!!). Достаточно зайти в Google, чтобы понять отношение ученых к этому индексу. Журнал издается в Испании, а вот из 7 редакторов 6 (!) из Узбекистана. В каждом номере авторы из Узбекистана. 

American Journal of Social Science and Education Innovations. Из 36 членов редколлегии 27 из Узбекистана. По одному члену из Эфиопии, Танзании, Нигерии, ОАЭ, Румынии. Из 17 статей последнего номера — 15 из Узбекистана, 1 — из Нигерии и 1 — из Бангладеш. Типичный американский журнал!
Polish Science Journal. В редколлегии из 9 членов 8 из Узбекистана и 1 из Польши. В последнем номере 91 статья, из них 89 — из Узбекистана. 

Philosophical Readings — относится к краденным. Есть испанский журнал Philosophical Readings, индексируемый в Scopus с 2015 года (ИФ в 2020 г.: от CiteScore и SJR – 0,1; заметим, не 6 или 9), а есть его клон, где и публикуются наши философы. Цены — 50 долларов за 50 статей: 1 доллар за статью!  

Theoretical and Applied Science. Зарегистрирован во Франции, учредитель — из США. Контактное лицо — Виктория (?), телефон с кодом Алматы. Редактор из г. Тараз. Деньги посылать на его личный счет.  Из 37 членов редколлегии — 16 из Узбекистана. В № 12 2021 года из 157 статей 138 из Узбекистана. В № 11 из 147 статей — 127 из Узбекистана. 

British View («Британский взгляд»). Из 26 членов редколлегии 12 из Узбекистана. Берем новейший номер за 2022 (vol. 7, N 1). В нем 2 статьи, и обе из Узбекистана; N1, vol. 6, за 2021 год — 10 статей, и все из Узбекистана. Ну, чисто британский взгляд! 

И это только толика «мусорных» журналов, где публикуются наши авторы. Все импакт-факторы — ложные. 

Несколько лет назад в Казахстане вышла статья «Казахстан – мировой лидер по публикациям в «хищных журналах». С 2013 по 2017 года в стране было выявлено 3 295 статей в журналах, исключенных из Scopus. В этом были уличены 42 университета из 43-х. Сегодня пальму первенства перехватил Узбекистан. В Интернете гуляет таблица, где Узбекистан занимает 1-е место по публикациям в «мусорных» журналах. В июле 2021 года в журнале «Publications» вышла статья (авторы — B. Eshchanov, K. Abduraimov, M. Ibragimova, R. Eshchanov), с данными о зарубежных публикациях узбекских ученых с 2016 по 2019 годы. Вывод: в хищнических журналах публикуется 98 статей из 100. 

Что означают публикации в мошеннических журналах для страны? 

Это прямой вред науке Узбекистана. Теряется связь между трудом и признанием ученого. Достаточно публиковаться в «мусорных» журналах (по десятке долларов на брата в соавторстве) и достижимы степень, должности, надбавки. Это не только профанация науки, но и подрыв ее нравственных основ.  Отдает ли государство отчет о последствиях эрозии морали научно-преподавательского корпуса? Зная о проблеме и закрывая глаза на это, наши чиновники становятся фактически соучастниками мошенников.   
Во всем мире борются с этим злом. 

А у нас? Что нужно сделать, чтобы остановить поток публикаций ученых Узбекистана в мошеннических журналах? 
Необходимо создать список «мусорных» журналов, провести инвентаризацию публикаций ученых Узбекистана и отменить ранее утвержденные надбавки и привилегии за статьи в «мусорных» журналах. Запретить указывать публикации в таких журналах как научные. 

Нужно создать список международных и национальных баз данных, публикации в журналах которых (а также монографии, особенно фундаментальные, разделы в монографиях, брошюры и выступления на международных конференциях) зачитывать при защите диссертаций, аттестациях, награждениях, предоставления надбавок, льгот и т.д. Создать комиссию по аттестации журналов с ранжированием их по категориям.

Нацелить журналы страны на вхождение в международные и национальные базы данных.  Выйти с инициативой к странам СНГ о создании библиографической и реферативной базы данных СНГ, а в дальнейшем к ШОС — о создании Евразийской базы данных. Создать Uzbek Science Citation Index (UzSCI) и выйти с предложением к РИНЦ объединить эти системы.

Если признавать только журналы Scopus и WoS, то можно ставить крест на отечественных журналах, а в конечном счете, науке и движении к инновационному обществу. Как могут развиваться научные журналы Узбекистана, если собственная страна не признает их ценности? 

Автор —- член редколлегий журналов, публикуемых в Индии, России, Турции и Южной Корее, включая журналы, индексируемые в BLA International Bibliography, EBSCO, ProQuest, Scopus и RSCI на платформе Web of Science.

 

Рекомендуем

Комментарии

Комментариев пока нет.