Интеграционные процессы: выбор пути

11:23 28 Январь 2020 Экономика
1954 0

архивное фото

Немного истории

Развитие идет там, где проходят торговые пути, говорили мудрецы. Как отмечает известный французский экономист Жак Аттали в своей книге «Краткая история будущего. Мир в ближайшие 50 лет», с самого начала зарождения рыночной экономики правители государств боролись, чтобы торговые пути и караваны проходили через их территорию, поскольку это не только помогало росту экономики и обогащению населения, но и превращало страну в своеобразный центр глобального или регионального рынка, а также историко-цивилизационного и научно-технического развития.

Через Центральную Азию проходили самые оживленные маршруты Великого шелкового пути, благодаря чему в регионе возникли известные государства-города Самарканд, Бухара, Ташкент, Хива и другие, где шел активный обмен товарами и людьми, информацией и знаниями. Все это способствовало появлению в нашем культурно-цивилизационном пространстве таких всемирно признанных мыслителей и ученых, как Ибн Сино и Хоразми, Беруни и Фароби, Замахшарий и Улугбек, и других, у которых весь средневековый мир учился медицине, математике, астрономии и другим наукам. Послы европейских государств добивались благосклонности центральноазиатских правителей и покровительства к их торговым караванам.

Однако с ростом влияния Османской империи в Передней Азии и Средиземноморье усилился контроль торговых путей из Европы в Индию и Китай со стороны турецких султанов, которые обкладывали европейских торговцев рас­тущими таможенными и транзитными налогами. В этих условиях европейцы вели активный поиск другого, в обход османской территории, пути в Индию. Одновременно с техническим прорывом в кораблестроении началась эпоха великих географических открытий, и был проложен морской Индийский путь в Азию через Африканский континент.

Это привело к постепенному сокращению сухопутных потоков торговых караванов по Великому шелковому пути, в особенностичерез Центральную Азию, которая уже большей частью оставалась вдали от глобальных торговых путей и была вынуждена прозябать на далекой окраине, отставая от развития цивилизации. Это наглядный пример понимания сути такого понятия, как «геоэкономика», и как резкое изменение геоэкономической ситуации может повлиять на судьбу целых государств и народов.

О современной ситуации

Вернемся к современным реалиям. Со второй половины XIX века отсталые узбекские ханства были завоеваны царской Россией. Затем последовал советский период и, наконец, почти 30 лет назад Узбекистан и другие республики региона добились государственной независимости. Однако на вопрос, удалось ли бывшим советским республикам Центральной Азии за прошедший период преодолеть экономическую отсталость, изменить геополитическую ситуацию и выйти из геоэкономического тупика, пока нельзя ответить утвердительно.

Так, китайский реформатор Дэн Сяопин начал политику реформ и открытости в 1979 году, и через 30 лет Китай уже вошел в число ведущих экономических держав мира. Южная Корея, Малайзия и Сингапур, прозванные«азиатскими тиграми», потратили еще меньше времени, чтобы совершить мощный экономический рывок и встать в один ряд с индустриально развитыми государствами Запада. Вот пример, чего можно добиться за столь короткий исторический срок при правильном выборе модели экономического развития, четкой расстановке приоритетов и умелой мобилизации имеющихся ресурсов.

За прошедший период независимости Узбеки­станом и нашими соседями проделана большая работа. Но результат говорит сам за себя: ни одному из государств Центральной Азии не удалось совершить качественный скачок в своем развитии и войти в число высокоразвитых стран мира. С одной стороны, прошел вроде бы небольшой срок, однако все познается в сравнении.

Справедливости ради нужно отметить, что одним изпреимуществ высокоразвитых стран мира является их географическое расположение: все они имеют прямой выход к морю и доступ к международным торговым марш­рутам, по которым могут экспортировать свои товары.

Географически наш регион находится глубоко внутри материка, вдали от морских путей и центров мировой торговли, хотя обладает, в отличие от тех же «азиатских тигров», богатыми природными ресурсами. При этом если Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан и Туркменистан непосредственно граничат с государствами, имеющими прямой выход к морю, то Узбекистан как внутриконтинентальное государство окружен соседями, которые тоже не имеют прямого выхода к морю (во всем мире в подобном положении находится еще только Лихтенштейн).

В данном контексте вовсе неслучайно, когда Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев почти в каждом своем выступлении на тему устойчивого экономического развития акцентирует внимание на необходимости открытия торговых маршрутов, создания транспортной логистики и обеспечения доступа отечественной продукции на крупные рынки.

При этом в южном направлении дороги нет. Неизвестно, когдаАфгани­стан встанет на мирный путь развития, и сможем ли мы открыть торговые пути в Индию и Пакистан. В западном направлении также пока не имеем эффективного выхода к международным центрам торговли, кроме туркменского и казахстанского портов на Каспии. В восточном направлении вот уже 26 лет Кыргызстан колеблется в вопросе строительства железнодорожной магистрали по маршруту Андижан — Ош — Иркештам с выходом на китайскую территорию. Хотя в случае успеха это могло бы стать кратчайшим торговым маршрутом из Китая в Европу (намного короче, а значит, и дешевле, чем морской путь).

В северном направлении Казахстан пытается замкнуть на себе главные сухопутные торговые пути из Китая в Европу через свою территорию по маршруту Хоргос (на китайской границе) и до порта Актау на Каспии. Именно в русле этих же устремлений воспринимается известная идея Нурсултана Назарбаева о строительстве судоходного канала между Каспийским и Черным морями далее с выходом через Средиземное море на Европу.

В июне 2019 года глава нашего государства Шавкат Мирзиёев на 20-м пленарном заседании Сената заявил, что Узбекистану необходимы новые рынки сбыта, отметив преимущество соседних с Узбекистаном стран по географическому положению: «Мы далеки от дорог. У наших соседей есть выход к морю. Мы сейчас много импортируем, но каждый доллар — это наше богатство, потому что мы платим валюту. В Россию мы выходим через Казахстан, у которого свои интересы. Никто не собирается облегчать нам путь».

На дворе XXI век. Но даже через столько веков ситуация складывается не в нашу пользу, и мы все еще находимся в так называемом геоэкономическом тупике, на далекой обочине от международных торговых путей. Ни Узбеки­стану, ни другим нашим соседям эту проблему в одиночку не решить. Однако вместо согласованных действий в рамках региона мы пока еще видим однобокие инициативы сторон. Отчасти это можно объяснить борьбой государств за прохождение торговых маршрутов через свою территорию (как об этом отмечал в своей книге упомянутый выше Жак Аттали).

Кто контролирует торговые пути, тот правит торговлей или хотя бы обогащается. В истории тому много примеров. Так, когда в XIXвеке французский император Наполеон Бонапарт вместе с Египтом начал подготовку к строительству кратчайшего маршрута из Европы в Индию через Суэцкий канал (на 15 тысяч километров меньше пути вокруг Африки), правительство Англии, опасаясь, что это приведет к ослаблению позиций в мировом морском судоходстве или потере господства над Индией, всячески препятствовало осуществлению данного проекта. После открытия Суэцкого канала в 1869 году из-за него неоднократно происходили конфликты, в том числе и военные.

В 2015 году был открыт новый Суэцкий канал, построенный параллельностарому. И ныне ожидается, что доход Египта от эксплуатации Суэцкого канала с учетом растущих тарифов составит примерно 13—15 миллиардов долларов в год.

Весьма примечательно, что в тот период Россия выступала категорически против строительства Суэцкого канала, опасаясь, что это может привести к упадку той части торговых маршрутов Великого шелкового пути, которые все еще проходили через ее территорию и которые она контролировала.

Истоки узбекско-российских отношений

Россия является второй евразийской державой, контролировавшей северные направления торговых маршрутов Великого шелкового пути. Первой была Золотая Орда в период своего наивысшего расцвета и могущества, который приходится на время правления Мухаммада Узбекхана (правил в 1313—1341 гг.). Столица его государства находилась в городе Сарой (на месте сегодняшнего Волго­града). Тогда территория Золотой Орды состояла из четырех частей: Поволжье, Дашт-и-Кипчак, Крым с прилежащими землями Северного Кавказа и Хорезм (впрочем, в тот период границы Хорезма простирались до Астрахани на Каспии на севере и до Ирана на юге).

Исторический интерес для нас представляет тот факт, что, судя по некоторым данным, большая часть территории нынешнего Узбекистана, а именно его хорезмский регион, входила в состав Золотой Орды. Более того, такжеотмечается, что Узбекхан прибыл в столицу Золотой Орды в 1313 году из Ургенча (значит, до этого времени он жил, а возможно, и родился в Ургенче, но в любом случае является выходцем из Ургенча) и взошел на ханский трон. В 1320 году он принял ислам от суфийского святого Занги-оты (его мавзолей находится в Зангиатинском районе под Ташкентом) и его преемника Сейид-оты, а затем объявил ислам государственной религией Золотой Орды. Согласно одной из версий, с этого момента всех последовавших за Узбекханом и принявших ислам стали называть узбеками.

Узбекхан выдал родную сестру замуж за великого московского князя Юрия III, то есть произошло политическое сближение с Москвой. Это обеспечило Москве возможность заручиться поддержкой Узбекхана, серьезно усилив позиции среди русских княжеств. В 1331 году он отдал Ивану Калите ярлык на правление всеми территориями Северо-Восточной Руси.

Таким образом, именно при Узбекхане произошло усиление Московского княжества, которое постепенно объединило разрозненные русские княжества вокруг себя, что положило начало процессу становления Руси как единого государства с центром в Москве. Кроме того, Узбекхан помогал князьям защищать русские земли от иноземных захватчиков. Так, в 1337 году он помешал Польскому Королевству захватить Галицко-Волынское княжество, направив по просьбе волынского боярина Дмитро Дедко 40-тысячное войско против польского короля Каземира III Великого.

Близость исторически сложившихся политических связей между хорезмским регионом (как исторической части Золотой Орды) и Россией нашла проявление в более поздние времена, когда территория нашего региона была разделена между Хивинским и Кокандским ханствами, а также Бухарским Эмиратом. Примечательно, что среди этих среднеазиатских государств наиболее тесные контакты с Россией поддерживала именно Хива. В начале XX века премьер-министр Хивинского ханства Исламходжа, стремясь расширить торговые связи с Россией и получить через ее территорию выход на европейский рынок, заручился поддержкой российских императорских кругов проекта строительства железной дороги из Южной России до Хивы. Следует особо отметить, что ввиду произошедших затем геополитических изменений потребовалось более ста лет, чтобы в 2019 году Шавкат Мирзиёев, открывая железнодорожный вокзал в Хиве, образно отметил, что с прибытием первого поезда в Хиву «наконец-то мечта Исламходжи сбылась».

С полным пониманием нужно относиться к тому, что глубокое изучение истории — удел ученых-историков. Я не историк и лишь пытаюсь отметить, что между Россией и Узбекистаном веками наработан исторический опыт взаимоотношений, имевший как позитивные, так и негативные для нас последствия.

«Новое — хорошо забытое старое»

Народная мудрость гласит, что «все новое — это хорошо забытое старое». Вот уже который месяц у нас идет активная дискуссия о возможном вступлении Узбекистана в ЕАЭС. Накопленный опыт взаимоотношений обязательно должен предостеречь нас от скоропалительных действий при выработке политически и экономически выверенного решения по такому серьезному вопросу, требуя взвесить все «за» и «против», чтобы избежать возможных ошибок и не наломать дров.

В своей вышеупомянутой книге Жак Аттали, не отрицая ведущую роль США, тем не менее отмечает, что

Из этого списка государств, если их рассматривать как крупнейшие торговые рынки, только три (Китай, Россия и Индия) расположены вокруг Узбекистана. То есть исходя из теории и практики рыночной экономики в мире нашей стране нужно срочно налаживать торговые 
маршруты к ближайшим крупным рынкам дляэкспорта своих товаров в тесном взаимодействии с этими странами.

При сложившихся реалиях инициатива Пекина «Один пояс, один путь», преследующая цель воссоздания Великого шелкового пути в его современном контексте, также может отвечать национальным интересам Узбекистана. Хотя существуют опасения некоторых экспертов, что это приведет к росту влияния Китая в регионе, Узбекистану целесообразно использовать благоприятные возможности от участия в данном проекте для реализации собственных интересов.

Что касается индийского направления, то из-за ситуации в Афганистане в ближайшей перспективе нам трудно пробить сухопутный торговый маршрут в Индию. Тем не менее нужно продолжить наше активное участие в строительстве железнодорожных и автомобильных магистралей. Также заслуживают особого одобрения и поддержки усилия Узбекистана по подготовке кадров для афганской экономики из числа молодежи путем их обучения в своих образовательных учреждениях.

Если рассмотреть северное направление, то следует констатировать тот географически и исторически сложившийся факт, что наиболее освоенными являются именно маршруты в сторону России, хотя на этот рынок наши товары попадают транзитом через Казахстан (до 80 процентов грузов). Россия является вторым (после Китая) торговым партнером Узбекистана, а ее рынок — благоприятным местом 
экспорта нашей продукции.

По экспертным оценкам, в настоящее время российские инвестиции в экономику Узбекистана составляют примерно девять миллиардов долларов. В стране осуществляют деятельность около 
1 200 предприятий с участием российского капитала. В ближайшей перспективе Россия планирует вложить в экономику Узбекистана 21 миллиард долларов в виде инвестиций, о чем было заявлено в рамках проведенного в прош­лом году российско-узбекского форума межрегионального сотрудничества.

Как отмечают отдельные эксперты, в частности, директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев (Казахстан), «даже не будучи членом ЕАЭС, Узбекистан не будет обделен вниманием России, которая считает эту республику слишком важным игроком в регионе, чтобы отталкивать его даже в случае отказа Ташкента от быстрого вхождения в эту организацию».

Узбекистан и Россия имеют прочно налаженное двустороннее сотрудничество по всем важнейшим направлениям. Тем не менее тенденции последнего времени свидетельствует, что российская сторона проявляет явную заинтересованность включить в повестку дня двусторонних переговоров с Узбекистаном вопрос об углублении сотрудничества именно в рамках ЕАЭС.

Тематика возможного вступления Узбекистана в эту структуру впервые на официальном уровне была затронута 23 июня 2019 года Президентом Шавкатом Мирзиёевым в его выступлении перед Сенатом. Сообщив, что 70 процентов товарооборота Узбекистана приходится на Россию и страны ЕАЭС,он отметил, что Узбекистану необходимы новые рынки сбыта. Однако тогда же Президент предупредил, что Узбекистану «нужно найти правильный путь. Проанализировать все, десять раз отмерить и принять решение».

Несомненно, вступление Узбекистана в ЕАЭС является серьезным актом, могущим иметь наряду с позитивными и отрицательные последствия. Учитывая, что данный вопрос может иметь важное судьбоносное значение для дальнейшей интеграции Узбекистана в международные геоэкономические процессы, общественность страны активно обсуждает эту проблему. В данном контексте нельзя игнорировать тот факт, что многие эксперты, в том числе представители политических партий, выражают настороженность настойчивостью российской стороны в этом вопросе. Они считают, что руководство России в своем нынешнем непростом положении противостояния с Западом, в своем стремлении форсировать интеграционные процессы на постсоветском пространстве больше исходит из геополитических, нежели экономических соображений. В частности, это проявилось в том, что именно поспешные высказывания отдельных россий­ских официальных лиц стали катализатором, взбудоражившим общественное мнение в Узбекистане, и не только.

После этого обсуждение проблемы получило новый импульс. Даже беглое изучение высказываемых взглядов выявило огромную палитру мнений, существующих в узбекском обществе, от осторожного подхода и однозначной поддержки до абсолютного неприятия вхождения Узбекистана в ЕАЭС.

Понимая важность преодоления экономического отставания и необходимость вывода страны из геоэкономического тупика, Президент Шавкат Мирзиёев развернул назревшие стремительные и смелые реформы во всех сферах общественной и государственной жизни. На самом деле в стране очень непростая экономическая ситуация, 34-миллионное население каждый год растет почти на 650 тысяч человек, рабочих мест не хватает, уровень безработицы составляет 8—9 процентов. В Послании Олий Мажлису Президент Шавкат Мирзиёев впервые в истории Узбекистана озвучил уровень бедности в стране, который составляет около 12—15 процентов, отметив, что «это немалые цифры. Речь идет о 4—5 миллионах людей. Это — очень большое количество».

Необходимо отметить, что глава Узбекистана впервые в нашей новейшей истории, включая и советский период, открыто высказывается о наших недостатках и проблемах. Хорошо понимая, что без этого невозможно будет обеспечить реализацию грандиозных задач, которые он поставил перед страной на весь предстоящий период.

Сложившиеся реалии таковы, что еще чуть-чуть и страна на дальнейшую перспективу могла быть обречена на окончательную отсталость. Поэтому руководство страны торопится, буквально вынуждено искать и находить любые, включая попутные и временные, возможности и ресурсы, чтобы использовать их для устойчивого развития экономики. Любой, кто более или менее близок к главе государства, понимает, что для него (считай, для всей страны) сейчас решающим является каждый день: или сейчас, или никогда. Ситуация давно уже обрела необратимый исторический характер.

Мне, как человеку, проведшему большую часть своей жизни на производстве и находясь среди простого населения, а теперь возглавляющему Федерацию профсоюзов страны, также приходится много размышлять на эту злободневную тему. И как бы я ни пытался абстрагироваться, вникнуть в глобальные цифры и теорию, все равно мысли фокусируются вокруг простого узбекского труженика с его менталитетом и реальными заботами, среди которых самая святая для него обязанность — накормить семью, вырастить детей, обеспечить им образование, мирное и безопасное будущее, живя при этом в своей свободной и высокоразвитой стране. Уверен, что эти повседневные заботы простого узбека и есть первооснова наших национально-государственныхинтересов.

Именно на этом факте также акцентировал внимание Президент Шавкат Мирзиёев, выступая 20 января на первом заседании Сената нового созыва, отметив следующее: «один из  главных вопросов интеграции, чтобы они не  препятствовали нашим большим реформам, — многие наши люди работают за  границей. Это наши соседи  — Казахстан и  Россия. Как мы  должны с  ними сотрудничать? Мы  можем их  игнорировать, когда столько людей находится там? Это неправильно, нравится это кому-то или нет».

На самом деле вопрос трудовой миграции приобретает для страны особую остроту. По экспертным оценкам, в России трудится более двух миллионов, а в Казахстане — около одного миллиона наших граждан. В прошлом году объем их денежных переводов только из России составил свыше четырех миллиардов долларов. Размер переводов мог бы составить гораздо большую сумму, учитывая тот факт, что только на плате за трудовой патент наши трудовые мигранты теряют более трех миллиардов долларов в год, которые могли бы также напрямую вливаться в их семейный бюджет.

Профсоюзные органы, призванные защищать права трудящихся, не могут стоять в стороне от этого процесса. Напротив, мы обязаны активно реагировать и действовать, когда речь идет об обеспечении законных трудовых прав и интересов наших граждан, даже если они работают за пределами Узбекистана.

В частности, Федерация профсоюзов установила необходимое взаимодействие с соответствующими госорганами Узбекистана и подключилась к решению вопросов, связанных с обеспечением прав наших граждан за рубежом. В пределах своей компетенции мы наладили прямые контакты с коллегами из России и нашли полное понимание. Начато обсуждение этих вопросов и с казахстанскими профцентрами.

Что касается нашего участия в ЕАЭС, полагаю, сама ситуация, в которой мы находимся, заставляет нас тщательно просчитать все последствия, взвесив «плюсы» и «минусы» этого шага. Так, в нынешних условиях выглядит вполне логичным и оптимальным, если Узбекистан приобретет статус наблюдателя при ЕАЭС, что даст возможность «взгляда изнутри». Только так мы сможем тщательно изучить, какие преимущества или отрицательные последствия получит наша страна от участия в упомянутом интеграционном объединении.

Например, при вступлении в ЕАЭС экономика Узбекистана могла бы получить следующие плюсы:

Первый плюс. Новые рынки сбыта. Огромное географическое пространство ЕАЭС провозглашено рынком «четырех свобод», то есть свободное передвижение людей, средств, услуг и товаров. Пользование единой территорией и экономическим пространством облегчает участникам внутреннюю, партнер­скую (в пределах свободной зоны) и международную торговлю, поскольку налоги, пошлины и издержки упорядочены и снижены.

Как известно, Узбекистан является крупным экспортером продукции сельского хозяйства, химической, текстильной, электротехнической, автомобилестроительной промышленности. Так, в структуре  узбекского экспорта 2019 года основная доля пришлась на:

Учитывая устойчиво растущий спрос на плодоовощную продукцию в ЕАЭС, вступление в эту организацию может способствовать увеличению экспорта плодоовощной продукции за счет:  

l отмены нетарифных торговых барьеров;

l снижения транспортных издержек;

l упрощения процедур торговли и транзита скоропортящихся продуктов по территории стран, входящих в данную структуру.

Кроме того, для Узбекистана откроются новые возможности по наращиванию экспорта плодоовощной продукции в третьи страны, благодаря чему ее экспорт может увеличиться в три раза.

Вступление в ЕАЭС значительно повысит потенциал экспорта продукции текстильно-трикотажной промышленности страны за счет снижения транспортных издержек, оптимизации нетарифных барьеров и возможного участия в госзакупках стран-членов. Емкость рынка текстильно-трикотажных изделий ЕАЭС оценивается в 12,9 миллиарда долларов, а доля Узбекистана в нем на сегодня составляет лишь 1,6 миллиарда долларов.

Второй плюс. Новые возможности в транспортно-логистической сфере. Анализ показывает, что в сфере воздушного транспорта интеграция с ЕАЭС до 2025 года не окажет влияния на данную сферу (создание общего рынка воздушного транспорта на пространстве ЕАЭС предусмотрено начиная с 2025 года). Но с того года будет необходимо создать равные тарифные условия в отношении использования авиационной инфраструктуры.

В железнодорожных перевозках возможен рост в экспортно-импортном сообщении расчетно на 10—15 процентов. За счет применения унифицированных тарифов при транзите грузов транспортные расходы грузоотправителей и грузополучателей могут сократиться на 221,6 миллиона долларов. Это приведет к снижению доли транспортной составляющей в конечной стоимости экспортируемых и импортируемых товаров.

При доступе к дешевому дизельному топливу из Казахстана ожидается сокращение расходов на горючее до 20 процентов, что позволит автоперевозчикам сэкономить расчетно до 20 миллионов долларов вгод.

Третий плюс. Взаимное укрепление экономики. С целью преодолеть слабость перед экономикой развитых стран члены ЕАЭС сокращают расчетные операции в долларах и евро. Приоритет отдается российскому рублю, а на внутреннем рынке партнеров также используется национальная валюта.

Кроме того, соглашения по взаимному экспорту и совместному производству между членами организации помогают решить проблемы сбыта. Продукты стран ЕАЭС находят покупателей прежде всего на своем общем рынке, ведь реализуются они на более выгодных условиях и по доступной стоимости.

Четвертый плюс. Трудовая миграция. Положение трудовых мигрантов из Узбекистана усугубляется наличием так называемых запретов на профессии для граждан из безвизовых стран, не входящих в ЕАЭС. Так, узбекским мигрантам запрещено трудиться в аптеках, на розничных нестационарных торговых объектах и рынках, а также в торговле вне магазинов, палаток и рынков.

В таких сферах, как торговля алкоголем и табаком в специализированных магазинах, нашим трудовым мигрантам работать можно, но их там должно быть не больше 15 процентов от общего числа работников организации. В деятельности в области спорта мигрантов должно быть не больше 25 процентов, а на сухопутном пассажирском и автомобильном грузовом транспорте — максимум 26 процентов от числа работников предприятия.

Есть еще две сферы, куда мигранты допускаются в ограниченном количестве, — это выращивание овощей и строительство. Так, сельхозпредприятия смогут брать для выращивания овощей только до 50 процентов работников этого контингента. Также сохранена допустимая доля мигрантов в сфере строительства — до 80 процентов.

Возможным решением проблемы трудовой миграции для Узбекистана может оказаться вступление в ЕАЭС. В таком случае 
узбекские граждане смогут пользоваться всеми преимуществами и льготами общего рынка труда в рамках организации и при наличии трудового договора смогут находиться в России бессрочно.

Одной из главных проблем является и то, что легальное трудоустройство для граждан «безвизовых» стран СНГ, которые не являются участниками ЕАЭС, требует приобретения патента. К примеру, в России его стоимость различается в зависимости от региона и в большинстве из них составляет около четырех тысяч рублей в месяц. В Москве, которая является главным объектом притяжения мигрантов, стоимость патента с 1 января 2020 года выросла на семь процентов и составила 5 350 рублей в месяц (около 
85 долларов).

Вхождение в ЕАЭС сможет решить и эту проблему, и благодаря отмене оплаты за трудовой патент совокупный прямой выигрыш для мигрантов составит более трех миллиардов долларов в год.

Кроме того, для мигрантов вступление в ЕАЭС означает, что через полгода после приезда в страны организации они перейдут в разряд налогоплательщиков, идентичных национальным, и, к примеру, только в России начнут платить 
13 процентов НДФЛ вместо 30 процентов.

Пятый плюс. Повышение конкурентоспособности трудовых мигрантов. Почти все дипломы, полученные в Узбекистане, будут признаваться на территории всего ЕАЭС. Это приведет к снятию ограничений и упрощению процедур для работодателей в отношении граждан Узбекистана, что позволит повысить их конкурентоспособность на рынке труда стран-партнеров.

Шестой плюс. Социальная защита трудовых мигрантов. Вступление в ЕАЭС также обеспечит гражданам Узбекистана доступ к  финансовым услугам банковской системы организации, в  том числе к  займам, кредитам и  пенсионным накоплениям.

В декабре 2019 года в рамках ЕАЭС подписано Соглашение о пенсионном обеспечении граждан государств — членов организации, что является значительным прогрессом в процессе создания единого рынка трудовых ресурсов.

Кроме того, Экономическая комиссия ЕАЭС планирует принять положение о предоставлении трудящимся по долгосрочным трудовым договорам и членам их семей права на временное или постоянное проживание в стране трудоустройства, что, несомненно, улучшит положение более трех миллионов граждан Узбекистана, которые работают в странах организации. В случае, если этот документ будет принят, для мигрантов и членов их семей также будет предусмотрено обязательное медицинское страхование. При этом их детям будет гарантировано право на образование и посещение дошкольных учреждений в странах трудоустройства родителей.

Седьмой плюс. Сфера образования. Это касается вопросов безусловного признания дипломов о высшем и среднем образовании, защиты интеллектуальной собственности и научно-технической интеграции.

На сегодняшний день в вузах стран ЕАЭС обучается около 36 тысяч студентов из Узбекистана, в том числе в России — 30 тысяч, Казахстане — 3,7 тысячи, Кыргызстане — 1,8 тысячи и Беларуси — 0,2 тысячи студентов, для которых в случае вступления Узбекистана отпадет необходимость нострификации дипломов.

Наряду с этим в обязательном порядке необходимо учитывать возможные негативные факторы от вступления в ЕАЭС.

В этой связи, как показывает анализ суждений экспертно-политологического сообщества как в самих странах — членах ЕАЭС, так и в узбек­ском общественном мнении, отмечается и ряд выявленных минусов.

Например, вступление в организацию влечет за собой и большую открытость внутреннего рынка, где наши производители будут конкурировать с продукцией из других стран, поэтому наши слабые отрасли и предприятия могут понести существенные убытки. Смогут ли быть конкурентоспособными узбекские предприятия на общем пространстве ЕАЭС?

Возможны также риски с реализацией на рынках стран-партнеров продукции отечественного машиностроения, текстильной, кожевенной, фармацевтической, химической промышленности, а также промышленности стройматериалов.

В то же время ожидается наплыв дешевых товаров в Узбекистан, в том числе посредством реэкспорта, из стран ЕАЭС, в частности, продукции машиностроения, черной металлургии, пищевой, мясо-молочной, масложировой промышленности и бытовых товаров.

Поэтому главным в повестке дня остается вопрос укрепления конкурентоспособности отечественного бизнеса, что предопределяет превентивную выработку тактики вступления, предусматривающую, с одной стороны, меры по укреплению конкурентоспособности отраслей, а с другой — согласование условий вступления, учитывающих необходимость переходного периода для тех или иных секторов экономики для более успешной адаптации к рамочным условиям деятельности в ЕАЭС.

Представляется, что в этих условиях только грамотная диверсификация отечественной экономики, внешней торговли и миграционных потоков позволит обезопасить нашу страну от колебаний конъюнктуры и политически мотивированных ограничений.

Общеизвестно, что Узбекистан является государством, которое не только неукоснительно соблюдает все подписанные документы международного характера и принятые на себя соответствующие обязательства, но и достаточно скрупулезно относится к самому процессу подготовки этих документов. В этой связи думается, что члены организации с пониманием отнесутся к тому, что Узбекистан примет решение только после анализа вышеуказанных и других возможных «минусов» и «плюсов», «за» или «против» вступления или невступления в ЕАЭС.

В этой связи было бы целесообразно сформировать Республиканскую рабочую группу, подобрав квалифицированный состав, то есть не по должностям, а по профессиональной компетенции. Как представляется, главным итогом работы группы должен стать серьезный и глубокий аналитический доклад о том:

l Чего мы хотим и какие реальные результаты можем получить от участия в ЕАЭС?

l Чего ждет Россия и другие члены организации от нашего участия в этом проекте?

l Какими могут быть геополитические риски, в том числе и для суверенитета Узбекистана?

l Будет ли участие Узбекистана в данной структуре препятствием для вступления страны в ВТО?

l Есть ли моменты, способные вызвать конфликт интересов между членами ЕАЭС, и каковы механизмы их преодоления?

l Насколько соответствуют нашим национальным интересам действующие в ЕАЭС нормативы: пошлины, акцизы, таможенные правила, технические регламенты?

Во избежание ненужных популистских спекуляций и манипулирования общественным мнением в СМИ и соцсетях, а также учитывая политическую остроту и важность экономического контента данного вопроса для населения, было бы также целесообразно ввести в практику промежуточные открытые с приглашением журналистов и общественности парламентские слушания рабочей группы (раз в месяц) в соответствующих комитетах Законодательной палаты и Сената, а также последовательно информировать об этом широкую общественность в стране.

Только по итогам такой серьезной и основательной работы, сопровождаемой предельной открытостью, можно будет прийти к выработке оптимального для страны решения по вопросу вступления в ЕАЭС. Однако окончательное решение должно обеспечить соблюдение главного принципа внешней политики — приоритет, еще раз приоритет национально-государственных интересов Узбекистана. И, как подчеркнул Президент Шавкат Мирзиёев, выступая 20 января этого года на первом заседании Сената, «с  политической точки зрения знайте, что никто не  отдаст нашу независимость. Это в  ваших руках и  в  руках Президента, которому доверился народ».

 

Кудратулла РАФИКОВ,

председатель Федерации профсоюзов Узбекистана.

Рекомендуем

Комментарии

Комментариев пока нет.