Выиграет ли Узбекистан от вступления в ВТО?

12:16 24 Май 2018 Экономика
1090 0

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо оценить чистую выгоду для производителей, потребителей и общества в целом.

Импортозамещение или экспорт?

Изучение опыта зарубежных стран показывает два типа промышленной политики — импортозамещение и стимулирование экспорта. Первый характеризуется защитой слабых отраслей, тогда как второй — стимулированием сильных. При импортозамещении льготы и преференции предоставляются производителям, которые не экспортируют продукцию и не конкурентоспособны на внутреннем рынке по отношению к импортной продукции. При экспортной ориентации, напротив, поощряются производители, которые уже начали экспортировать или имеют такой потенциал.

В обоих случаях используется протекционистская политика. Отличие лишь в том, что защита без поддержки экспорта приводит к сохранению неэффективных производств, а такая же защита с поддержкой экспорта превращает неэффективных производителей в эффективных.

Через протекционизм

Послевоенные Китай, Япония, Корея, Тайвань добились быстрого роста экономики и экспорта не через либерализацию внешней торговли, а через протекционизм. В прошлом столетии США, Германия, Франция, Италия также проводили протекционистскую политику в целях защиты и обеспечения ускоренного развития экспортоориентированных отраслей.

Тезис о том, что либерализация внешней торговли ведет к росту доли экспорта в ВВП, на практике зачастую не подтверждается. Известный экономист А. Мэдисон в своих трудах отмечал, что китайские таможенные тарифы были равны 4 процентам в 1913 году и 8,5 процента в 1925 году. В то время в США они составляли порядка 30 процентов, а отношение экспорта в ВВП увеличилось только с 0,7 процента в 1870 году до 1,9 процента в 1950 году. В 1867—1936 годах физический объем экспорта Китая увеличился лишь в четыре раза, то есть даже меньше чем за 1950—1978 годы, когда за 25 лет протекционизма и импортозамещения физический объем экспорта вырос в шесть раз.

Снижение таможенных пошлин и барьеров во внешней торговле не обязательно ведет к росту доли экспорта и внешней торговли в ВВП. Ученые Ф. Родригес и Д. Родрик показали тесную зависимость между темпами экономического роста и долей экспорта в ВВП. Такая же зависимость наблюдалась между долей инвестиций  и долей экспорта в ВВП при том, что таможенные пошлины и доля экспорта в ВВП тесно не коррелировали. Таким образом, быстрее всех увеличивали долю международной торговли в ВВП в основном те страны, которые имели более высокую долю инвестиций, а не те, кто делал ставку на повышение открытости внешней торговли. Говоря иначе, «экономическое чудо» Китая, наблюдавшееся в течение двух десятилетий, и даже экономический рост в послевоенный период однозначно стали следствием увеличения доли инвестиций и экспорта в ВВП, а не ослабления протекционистской защиты.

Вступление с ориентацией на экспорт

В 1950—1978 годах в Китае проводилась последовательная политика импортозамещения. Однако с началом экономических реформ в 1978 году Китай запустил так называемую экспортоориентированную политику, основанную на протекционизме. Вспомним, что еще в начале 90-х импортные пошлины в Китае были почти самыми высокими в мире — 40 процентов. В этот период экспорт стал главным фактором экономического роста: его доля в ВВП увеличилась с 5 процентов в 1978 году до более 20 процентов к началу 90-х. Китай добился 10-процентного среднегодового экономического роста, сохраняющегося в течение почти трех десятилетий.

Понятно, что не только рынок, но и правительство сыграло существенную роль в обеспечении такого роста, предоставив кредитные, налоговые, таможенные и прочие льготы отраслям и предприятиям, нацеленным на внешние рынки. Китай вступил во Всемирную торговую организацию в 2001 году, уже будучи крупным мировым экспортером, на выгодных условиях, позволяющих и далее развивать экспортоориентированные отрасли экономики.

США и ЕС, предрекавшие, что после присоединения к ВТО Китай станет емким рынком для экспорта их продукции, просчитались. Китай начал вытеснять их не только на внутреннем рынке, но и на мировых рынках готовой продукции.

Другим ярким положительным примером является Вьетнам, вступивший в ВТО в январе 2007 года. Еще до вступления эта страна обладала хорошим экспортным потенциалом, и присоединение к ВТО означало для нее лишь открытие новых рынков для экспорта готовой продукции, объемы которой должны были наращивать посредством привлечения иностранных инвестиций. В течение первого года членства Вьетнама в ВТО наблюдались высокие темпы экономического роста, в частности, рост реального объема ВВП в 2008 году составил 8,5 процента. В 2007 году объем экспорта увеличился на 21,9 процента по сравнению с 2006 годом и достиг 48,6 миллиарда долларов, а в 2008 году он увеличился еще на 29,1 процента и достиг 62,7 миллиарда долларов. В экономике стали происходить структурные изменения, позитивно отразившиеся на товарной структуре экспорта: наблюдался переход от экспорта сырья (нефть, каучук, рис, уголь) к
экспорту продукции перерабатывающей промышленности. К концу 2007 года подушевой доход населения достиг 835 долларов, что в 2 раза выше, чем в 2000 году.

Опыт Китая и Вьетнама показывает, что развивающаяся страна, безусловно, выиграет от присоединения к ВТО, если до этого в течение многих лет она проводила политику стимулирования экспорта готовой продукции. Правительства этих стран, прежде чем вступать в ВТО, обеспечили создание развитой экспортоориентированной промышленности, развитие логистики и финансово-кредитной системы, поддержку роста конкурентоспособности отечественного производителя, а после вступления в нее воспользовались всеми созданными конкурентными преимуществами.

С «ресурсным проклятием»

Анализ процесса и последствий вступления в ВТО стран, экспортирующих преимущественно сырье, показывает, что для них масштабная либерализация торговли чревата скорее большими потерями, нежели выгодами. Развитые страны традиционно выигрывают при торговле с развивающимися, если последние выступают в качестве сырьевой базы и емкого рынка для реализации готовой и высокотехнологичной продукции с большой добавленной стоимостью.

Россия вступила в ВТО в 2012 году после долгих переговоров, которые длились 18 лет. Вместо проведения политики экспортной ориентации, как это делал Китай, Россия предпочла либерализировать внешнюю торговлю еще до вступления в ВТО, заставив многих национальных производителей конкурировать с мощными зарубежными компаниями. Таким образом, еще до вступления в ВТО конкурентоспособность многих российских производителей снизилась, а «голландская болезнь», приводившая к удорожанию экспорта готовой продукции, еще более усугубляла ситуацию. Увеличение экспортных доходов за счет нефтегазового сектора привело к значительному притоку иностранной валюты в страну, укреплению рубля и в то же время снизило конкурентоспособность и объемы экспорта продукции обрабатывающих отраслей. После вступления России в ВТО объемы производства начали падать в машиностроении, легкой, деревообрабатывающей промышленности при том, что объемы производства в нефте- и газодобывающих отраслях, угольной промышленности, а также объемы экспорта сырьевых товаров и энергоресурсов поступательно росли.

Эксперты аналитического центра «ВТО-информ» подсчитали, что общие потери российской экономики в форме бюджетной поддержки за годы членства в ВТО составили 871 миллиард рублей, а с учетом мультипликативного эффекта — 12—14 триллионов рублей. Целый ряд российских экономистов сходится во мнении, что вступление в ВТО пока еще не дало чистых выгод России. В Госдуму даже был внесен законопроект о выходе из организации.

Вступление Кыргызстана в ВТО также не обеспечило роста объема прямых иностранных инвестиций, а объемы продукции несырьевых отраслей начали резко сокращаться, поскольку Кыргызстан вступил в ВТО на относительно невыгодных условиях, вследствие чего китайский экспорт приводил к сокращению объемов отечественной продукции в ряде отраслей и высвобождению рабочей силы.

Вместе с тем вступление в ВТО для Кыргызстана было полезно с точки зрения дальнейшего реформирования и усиления открытости экономики, повышения ее международного авторитета. Значение членства в ВТО для Кыргызстана возросло со вступлением в нее России и Казахстана и еще более усилится, если к организации присоединится Узбекистан.

Предложения по траектории

Окончательный вывод о том, выгодно ли Узбекистану вступление в ВТО, можно сделать лишь после объективной оценки выгод и издержек от присоединения республики к ВТО. Отметим, что пока полномасштабная оценка с использованием современных методов анализа не осуществлена. Информация о выгодах и потерях позволила бы минимизировать структурные издержки посредством выработки и реализации соответствующих мер, а также стала бы вполне полезной в процессе переговоров со странами — членами ВТО при подготовке предварительных соглашений в целях выработки условий вступления.

Представляется целесообразным осуществление комплекса мер по подготовке к вступлению Узбекистана в ВТО. Это проведение обучающих семинаров, конференций, «круглых столов» и других мероприятий, изучение опыта по смягчению отрицательных последствий вступления в ВТО стран, имеющих схожие с Узбекистаном черты экономики, приведение национального законодательства, институциональных механизмов, регулирующих процедуры внешней торговли, в соответствие с правилами ВТО. Необходимо заручиться поддержкой ряда ключевых стран — членов ВТО посредством проведения с ними многосторонних и двусторонних переговоров, направленных на достижение выгодных условий присоединения к ВТО, характеризующихся условиями поэтапного снижения таможенных тарифов и устранения прочих ограничений для экспортоориентированных отраслей экономики.

При этом в процессе подготовки к вступлению в ВТО потребуется дальнейшее усиление конкурентных преимуществ национальной экономики. Преимущества могут быть обеспечены прежде всего посредством непрерывных инвестиций государства в накопление и повышение качества человеческого капитала, инновации и развитие рыночной инфраструктуры. Продолжение политики укрепления институтов и механизмов защиты частной собственности, демонополизации рынков и усиления конкуренции (особенно это касается монополизированной автомобильной промышленности), сокращения налогового бремени. Актуальным видится упрощение процедур налогообложения и сокращение количества налогов, повышение скорости интернета и снижение платы за интернет-услуги, обеспечение открытости, полноты и точности официальных статданных для предпринимателей, устранение бюрократических проволочек и упрощение административных процедур, предупреждение коррупции. Необходимо продолжить политику государственной поддержки развития экспортоориентированных кластеров, включая их протекционистскую защиту до вступления республики в ВТО и дальнейшую поддержку после — в течение переходного периода (до 5—7 лет) на основе достигнутых соглашений.

Ашурали ХУДАЙНАЗАРОВ,
главный научный сотрудник Центра экономических исследований.


Комментарии

Комментариев пока нет.


Популярное

Afisha

В Узбекистане пройдет концерт легендарного ансамбля народного танца имени Игоря Моисеева

Гости познакомятся с танцевальной культурой Греции, Аргентины, Татарстана, России, Молдовы, Кореи и других стран в исполнении прославленного коллектива, обладателя  многих наград

21 Сентябрь 2018