Концепция совершенствования налоговой политики: кто окажется в выигрыше?

11:53 01 Август 2018 Экономика
763 0
Иллюстративное фото

Одной из самых обсуждаемых тем сегодняшнего дня является Концепция совершенствования налоговой политики, основные направления которой определены в указе главы государства от 29 июня т. г.

Данная тема интересовала многих и до принятия указа, когда еще на стадии разработки проекта в министерствах и ведомствах, в научных кругах и среди предпринимателей шла активная полемика вокруг различных ее вариантов. Свои мнения, замечания и предложения в социальных сетях выражали и граждане. И в этом нет ничего удивительного, ведь вопросы налогообложения в той или иной степени затрагивают интересы каждого. Даже если кто-то не платит налоги в качестве физического или юридического лица, немало наших граждан получают пенсии и социальные выплаты из Государственного бюджета, формируемого в том числе и за счет разных видов налогов.

По этой причине вопрос, вынесенный в заголовок материала, волнует многих.

Найти золотую середину

Как считают отечественные и зарубежные эксперты, главная сложность при определении и проведении налоговой политики заключается в том, что для ее эффективности надо найти то оптимальное соотношение, которое устраивало бы, с одной стороны, государство, бюджет которого формируется в значительной степени за счет налоговых поступлений, и, с другой стороны — налогоплательщиков, чей интерес заключается в том, чтобы платить как можно меньше налогов.

Тут важно определить такие виды и ставки налогов, которые стимулировали бы хозяйственную деятельность и в то же время служили бы пополнению Государственного бюджета.
Найти эту золотую середину, как показывает и мировая практика, крайне сложно. На современном этапе различают три типа налоговой политики государства. Первый предполагает политику максимальных налогов и характеризуется максимальным изъятием средств в Госбюджет. При этом государство устанавливает высокие ставки налогов, не предоставляет вовсе или минимизирует налоговые льготы. Но это чревато негативными последствиями. К примеру, чрезмерное налоговое бремя может привести к тому, что оно окажется непосильным для многих хозяйствующих субъектов, а далее — к банкротству или закрытию, а в целом — к спаду производства в экономике. Высокие ставки налога на доходы физических лиц приводят к снижению покупательской способности населения и уровня его благосостояния. Чтобы, как говорится, выжить, бизнесменам приходится частично уходить в «тень», уклоняться от уплаты налогов, выплачивать зарплату в конвертах.

Второй тип — политика разумных налогов, которая предполагает применение невысоких ставок налогов. В данном случае возможны активизация бизнеса, рост производства и потребительского спроса населения. К примеру, снижение ставки налога на доходы физических лиц позволит обеспечить рост доходов населения и стимулировать потребительский спрос, а это в свою очередь даст толчок росту производства в экономике страны.

Третий тип налоговой политики, когда устанавливаются высокие ставки налогов, но при этом поддерживается высокий уровень исполнения социальных гарантий. В этом случае вероятны негативные последствия для хозяйствующих субъектов, которых придется «душить» непосильными налогами, что может отрицательно отразиться на состоянии экономики и уровне жизни населения.

Умело сочетать элементы всех трех типов налоговой политики получается далеко не у всех. Всегда есть те, кто будет в выигрыше, и те, кто в чем-то проиграет. Даже в развитых странах нет-нет да и вспыхивают разные скандалы по поводу уклонения от уплаты налогов, чем грешат и представители крупного бизнеса, известные актеры, знаменитые спортсмены и другие.

Инфографика "Народного слова"

А вот пример из нашей истории. За годы независимости страны неоднократно вносились изменения в налоговое законодательство исходя из поставленных задач. Еще в августе 1995 года постановлением Кабинета Министров была утверждена Государственная программа поддержки развития малого бизнеса и частного предпринимательства. Представителям этой сферы на протяжении многих лет предоставлялись налоговые льготы и поэтапно снижались ставки налогов для того, чтобы стимулировать их развитие. Тогда главная задача заключалась не в пополнении доходов бюджета, а в том, чтобы те, кто может и хочет, занявшись предпринимательством, трудились сами, повышая собственное благосостояние, создавали рабочие места для других.

В результате доля малого бизнеса и частного предпринимательства в ВВП превышает 54 процента. В настоящее время в этой сфере действует более 240 тысяч субъектов малого предпринимательства, что позволило в значительной степени обеспечить занятость населения.

Но с годами, по мере развития малого бизнеса, появились новые системные проблемы, которые требуют своего решения. Они нашли отражение в Указе Президента «О Концепции совершенствования налоговой политики Республики Узбекистан». Так, например, отмечено отсутствие равных условий для крупных предприятий, уплачивающих общеустановленные налоги, и представителей малого предпринимательства, уплачивающих налоги по упрощенной системе. При этом разница в уровне налоговой нагрузки между ними составляет от 2,5 раза и выше.

Сокращение нагрузки на бизнес

— Действительно, сегодня это одна из актуальных проблем в совершенствовании системы налогообложения, — делится мнением начальник Главного управления Государственного бюджета Министерства финансов Дилшод Султанов. — Эксперты Международного валютного фонда и Всемирного банка, ознакомившись с нашей налоговой системой, отметили отдельные ее недостатки, которые являются очевидными.

К примеру, обязательные отчисления в государственные целевые фонды противоречат принципам повышения конкурентоспособности экономики, поскольку эти отчисления каскадным эффектом ведут к удорожанию продукции, что делает производителя неконкурентоспособным, так как каждый платит с оборота.

Если говорить о выравнивании условий между крупным и малым бизнесом, то обязательные отчисления являлись одной из проблем, которую необходимо было решить. На первый взгляд может показаться, что это не так уж и много — 3,2 процента, однако они начислялись с выручки и каждый раз включались в стоимость товара. Кроме того, при начислении не учитывалось, получил ли налогоплательщик прибыль или нет, и вне зависимости от прибыли он должен был заплатить обязательные отчисления во внебюджетные фонды. Проведенная оценка показала, что эти 3,2 процента адекватны налогу на прибыль по ставке 15 процентов. То есть крупный бизнес дополнительно платил еще 15 процентов с прибыли, которую мог и не заработать. Причем в целом по республике речь идет о сумме примерно в пять триллионов сумов. Теперь принято решение отказаться от обязательных отчислений во внебюджетные фонды, и эти пять триллионов сумов останутся в распоряжении хозяйствующих субъектов на развитие производства, что позволит повысить их конкурентоспособность.

Многие налогоплательщики перешли на уплату единого налогового платежа в большинстве своем как раз из-за наличия обязательных отчислений в государственные целевые фонды, которые составляют на сегодняшний день практически 60 процентов базовой ставки единого налогового платежа. Это не противоречит закону, но, как показал анализ, за последние годы 95 процентов налогоплательщиков платили ЕНП и всего пять процентов — общеустановленные налоги, тогда как во всем мире все обстоит совсем иначе.

В рамках продолжения снижения налогового бремени было принято решение о снижении ставки налога на прибыль для всех субъектов с 14 до 12 процентов, а для коммерческих банков — с 22 до 20 процентов.

Для того чтобы бизнес и граждане были заинтересованы инвестировать в производство, с 10 до 5 процентов снижаются ставки налога на прибыль, взимаемого у источника выплаты по доходам в виде дивидендов и процентов. Только в результате этой меры в их распоряжении останется более 130 миллиардов сумов в течение одного года.

Кроме того, ставка налога на имущество юридических лиц, который взимается с недвижимого имущества, сокращается с пяти до двух процентов, то есть в 2,5 раза. Однако поставлена задача по поэтапному переходу к рыночной оценке недвижимости в целях обеспечения справедливого налогообложения. Подобная практика с применением рыночной стоимости объекта используется в большинстве стран и обеспечивает стабильные поступления в местные бюджеты.

Кардинальное снижение налога на имущество также было обусловлено тем, что данный налог наряду с повышением эффективности использования имущества отрицательно влиял на финансовые показатели предприятий и себестоимость продукции, так как затраты по уплате налога не зависят от объемов производства, что, с одной стороны, при большой загруженности не сильно влияет на себестоимость, а с другой — при снижении объемов превращается в фактор удорожания продукции.

Также внимание было сконцентрировано и на эффективности использования земельных и водных ресурсов, объектов недвижимости. В частности, принято решение о том, что все субъекты, вне зависимости от размера бизнеса и их оборота, в обязательном порядке уплачивают земельный налог, что позволит значительно увеличить эффективность использования земли. То есть, если предприятие имеет земельный участок, то оно будет заинтересовано в его эффективном использовании, чтобы не зря платить налог.

Страсти вокруг миллиарда

Что касается субъектов малого бизнеса, то очень много споров, и не только в социальных сетях, вызвало решение о переводе предприятий, имеющих годовой оборот (выручку) по итогам предыдущего года более одного миллиарда сумов или достигших этого показателя в течение года, на уплату общеустановленных налогов. Кое-кто в связи с этим пророчит чуть ли не конец малого бизнеса.

При этом, если посмотреть на разницу до одного миллиарда сумов и после указанного порога, то тут только два налога: в первом случае это налог с оборота, а во втором — НДС и налог на прибыль. И если предположить, что налог с оборота по ставке четыре процента примерно адекватен налогу на прибыль, то остается только НДС.

В большинстве стран мира введен порог по налогу на добавленную стоимость, выраженный в абсолютной сумме, то есть при достижении оборота сверх данного порога предприятия переходят на уплату налога на добавленную стоимость, чтобы обеспечить неразрывность цепочки НДС.

При оценке нововведений, если подходить к этому без лишних эмоций, следует обратить внимание на несколько моментов. Во-первых, изменения затронут, по оценкам, только девять или чуть больше процентов от общего количества субъектов малого бизнеса. При этом эти девять процентов дают почти 70 процентов общей выручки. Остальные — а это около 91 процента предприятий — не почувствуют изменений в системе налогообложения. Конечно, новые для них налоги на имущество юридических лиц, на землю и за пользование водными ресурсами увеличат налоговую нагрузку на малый бизнес. Но чтобы минимизировать последствия этого увеличения, одновременно для налогоплательщиков, имеющих годовой оборот до одного миллиарда сумов, налог с оборота снижается с пяти до четырех процентов.

Иллюстративное фото

Во-вторых, пора и на малый бизнес посмотреть объективно. Что такое один миллиард сумов годового оборота или выручки? Для кого-то это, действительно, немало. Но у нас есть предприятия, где лишь оборудование оценивается в миллионы долларов и где производится продукция на несколько миллиардов сумов, и они считают себя малым предприятием по количеству работников, например, если у них работают 160 человек. Можно ли это называть малым бизнесом? У нас прежде был один критерий для определения размеров бизнеса — численность работающих. И мы следовали данному критерию. К чему это привело? Предприниматели перестали развивать бизнес, увеличивать мощность своих предприятий. Так, когда к малому бизнесу относились субъекты предпринимательства численностью до ста человек, на предприятиях могли трудоустраивать 90—95, а то и 99 человек. При этом часть производственного процесса изготовления продукции оформляли на другие фирмы. То есть люди фактически работали на предприятии, но числились в других фирмах.

Есть и другие моменты, о которых можно и нужно говорить. Но в целом отношение к малому бизнесу требует пристального внимания. Как отмечают специалисты, сейчас мы должны опираться на малый бизнес, когда предприниматели работают дома или открывают небольшие предприятия на производстве или в сфере услуг, создавая рабочие места. Конечно, можно построить завод, вложив в это несколько миллиардов сумов, и предусмотреть там, например, 200 рабочих мест. А можно за эти же миллиарды создать многие десятки и даже сотни небольших цехов, салонов, мастерских в сфере услуг, где найдут работу тысячи людей. Разумеется, нам нужны и крупные производства, однако сейчас очень остро стоит вопрос занятости населения, который ждет незамедлительного решения.

По этой же причине быстрыми темпами развивается сектор микрокредитования. Государство выделяет ресурсы коммерческим банкам для вовлечения граждан в предпринимательство.

Создаются специальные центры по повышению бизнес-навыков и условия для этих целей.

Конкурентная среда должна быть здоровой

Меры, предпринимаемые в рамках Концепции совершенствования налоговой политики Республики Узбекистан, конечно же, требуют широкого разъяснения, особенно в предпринимательской среде, в частности, среди тех, кто уже привык на протяжении многих лет пользоваться многочисленными льготами. Нельзя сказать, что для малого бизнеса созданы тепличные условия, хотя они благодаря особому вниманию со стороны руководства страны к предпринимателям вполне благоприятны. Это дает им немалые конкурентные преимущества. Но, как мы видим, это не в полной мере способствует формированию здоровой конкурентной среды, что в определенной степени сдерживает развитие экономики в целом.

К примеру, во время обсуждения проекта концепции большое внимание уделялось налогу на добавленную стоимость. При производстве продукции важна четко действующая цепочка, где каждый должен платить НДС. Если кто-то выпал из этой цепочки, нагрузка переходит на следующего, и он платит 20 процентов «за себя и за того парня». Например, если крупное предприятие покупает полуфабрикат у субъекта малого бизнеса, который не платит налог на добавленную стоимость, то НДС приходится уплачивать самому предприятию, и это невыгодно для него. Поэтому, как правило, крупные предприятия не имеют дело с субъектами малого бизнеса, поскольку они не являются плательщиками НДС. Сейчас, когда налог на добавленную стоимость будут платить все, это приведет к нормальному функционированию всей цепочки. Каждый будет платить НДС только с той части добавленной стоимости, которую он произвел. И это справедливо, что в свою очередь упростит кооперационные связи.

Кроме того, разработка и внедрение электронных счетов-фактур позволит вывести из тени так называемый неучтенный оборот, так как беспрерывность цепочки требует оформления счета-фактуры, и соответственно платить должны будут все участники этой цепочки.

Наряду с сохранением ставки было предоставлено право на зачет налога на добавленную стоимость при приобретении основных средств, что позволит также снизить издержки производства через сумму амортизационных отчислений, так как стоимость основных средств снизится на 20 процентов, или на сумму НДС, которую государство зачтет предприятию.

Следует отметить, что в настоящее время НДС обеспечивает более трети бюджета и, можно сказать, является одним из основных доходообразующих налогов.

Для формирования конкурентной среды будет корректироваться вся система льгот по налогам. Сегодня их очень много, что усложняет налоговое администрирование, оказывает влияние на поступления в бюджет. Их доля колеблется примерно в 10 процентов к ВВП. Причем в ряде случаев они создают неравные конкурентные условия. К примеру, при ставке налога на прибыль в 12 процентов для многих налогоплательщиков за счет льгот фактически она составляла 5—6 процентов.

При этом следует отметить, что не все льготы подлежат отмене. Будет проведен анализ эффективности предоставленных льгот. Отдельные из них в наших условиях необходимы. Например, для социально уязвимых слоев населения или участников реализации стратегически важных для социально-экономического развития страны инвестиционных проектов, в частности, особый налоговый режим в свободных экономических зонах. Также определенные льготы необходимы для стимулирования модернизации процесса производства, создания высокотехнологичных производств для выпуска продукции с высокой добавленной стоимостью.

Иллюстративное фото

В ответ на высказываемые некоторыми «специалистами» утверждения о том, что отмена льгот для малого бизнеса, особенно в период его становления, негативно повлияет на дальнейшее развитие сферы, можно сказать, что вместо льгот нужно внедрить и шире использовать другие инструменты, такие как налоговые каникулы или кредиты. Например, начинающий предприниматель может получить такие каникулы на три года, в течение которых он будет освобожден от уплаты налогов и получит возможность встать на ноги. Но при этом он будет и должен знать, что со временем ему придется возвращать ранее не выплаченные налоги, и готовиться к этому.

Другим важным направлением определено совершенствование налогового администрирования, то есть повышение качества работы налоговых органов, начиная с постановки на учет и заканчивая налоговыми проверками, созданием условий для налогоплательщиков по уплате налогов и повышению прозрачности налогового законодательства.

Совершенствование налогового администрирования нацелено на создание благоприятного бизнес-климата в нашей стране и дальнейшую гармонизацию налоговой и таможенной системы. Опыт зарубежных стран показывает, что в государствах с переходной экономикой налоговая система должна быть простой и легкоадминистрируемой.

Где-то споры, а здесь — единодушное одобрение

Если о мерах, которые предусмотрены Концепцией совершенствования налоговой политики страны, особенно касательно малого бизнеса, суждения самые противоположные, то мера, предусматривающая снижение налоговой нагрузки на фонд оплаты труда и уменьшение налога на доходы физических лиц, приветствуется практически всеми единодушно.

Итак, с 1 января следующего года вместо прогрессивной системы налогообложения доходов физических лиц, предусматривающей сейчас четыре шкалы: нулевую, минимальную —
7,5 процента, среднюю — 16,5 процента и максимальную — 22,5 процента, вводится так называемая плоская шкала налога на доходы физических лиц в размере 12 процентов.

Плоская шкала становится все более популярной в мире, особенно в переходный период. Потому что она удобна, и при ней легко производить расчеты по сравнению с четырьмя шкалами, существующими у нас в настоящее время. И если лет 20 назад плоскую шкалу налога на доходы физических лиц применяло всего несколько стран, то сегодня их число превысило 30. Это касается в основном стран, находящихся в переходном периоде. В такие времена при высоких ставках данного налога люди желают платить меньше, готовы получать доходы «черным налом» или часть зарплаты в пресловутых конвертах, а то и вовсе уклоняются от налогов.

Например, в России после того, как ввели плоскую шкалу НДФЛ в размере 13 процентов, поступления по данному налогу увеличились на 50 процентов. То есть люди выходят «из тени», им выгоднее, в том числе и для формирования размера будущей пенсии, получать «белую зарплату», а работодателям нет нужды вести двойную бухгалтерию и рисковать быть наказанными за нарушение налогового законодательства.

С 1 января следующего года в Узбекистане вводится единая ставка налога на доходы физических лиц в размере 12 процентов для всех граждан, из них 0,1 процента будет направляться на индивидуальные накопительные пенсионные счета. При этом сохраняется действующий порядок освобождения от налогообложения доходов отдельных категорий граждан в размере четырех минимальных размеров заработной платы. То есть независимо от того, каким будет уровень доходов, отдавать в бюджет придется 12 процентов.

Наряду с налогом на доходы физических лиц каждый платил страховые взносы — восемь процентов от своей зарплаты. Это шло на социальное обеспечение, пенсии в будущем. Принято решение также об отмене этих взносов.

Необходимо учесть, что сохраняется единый социальный платеж для обеспечения внебюджетного Пенсионного фонда стабильным доходом. При этом определены две ставки. Первая ставка в размере 25 процентов — для бюджетных организаций и государственных предприятий, юридических лиц с долей государства в уставном фонде (капитале) в размере 50 процентов, а также более, юридических лиц, в уставном фонде (капитале) которых 50 процентов и более принадлежит юридическому лицу с долей государства 50 процентов и более, и их структурным подразделениям.

Почему у бюджетных организаций и госпредприятий ставка выше? Потому что у них утвержденные штатные расписания с должностными окладами, и здесь зарплата выплачивается полностью.

Вторая ставка — для малого бизнеса, который сейчас платит единый социальный платеж по ставке 15 процентов, которая снижена до 12 процентов. При этом по крупным предприятиям, не имеющим государственную долю, ставка ЕСП также будет составлять 12 процентов вместо нынешних 25. Так, для данной категории создаются условия для легализации численности работающих и прозрачности при начислении и выплате заработной платы.

Если, условно говоря, при средней зарплате в один миллион сумов во внебюджетный Пенсионный фонд платил 80 тысяч сумов сам работник и еще 150 тысяч сумов — работодатель, что составляло всего 230 тысяч сумов на одного работника, то с начала будущего года сумма ЕСП составит 120 тысяч сумов. Выигрыш для самого работника и работодателя явно очевиден. Но как же быть с доходами внебюджетного Пенсионного фонда? Недостающие средства будут субсидироваться из Государственного бюджета, чтобы обеспечить исполнение принятых обязательств перед гражданами нашей страны по выплате пенсий и пособий.

В результате налоговое бремя по фондам оплаты труда для работодателя сократится с 39 до 24 процентов.

Сергей ЛИ.


Комментарии

Комментариев пока нет.