Пламя дракона, маньчжурские лучники и узбекская махалля

18:49 10 Август 2018 Общество
361 0
Урумчи / Фото: Википедия

Чем способен удивить крупнейший регион Китая

«Прекрасное пастбище». Так переводится с древнемонгольского наречия название города Урумчи — административного центра Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая (СУАР). Насколько пышными здесь были травы, судить сложно. Из иллюминатора идущего на посадку самолета видно, что сейчас на этой местности в основном «пасутся» многочисленные подъемные краны, другая техника. Город и весь регион ускоренно застраиваются.

Что первым приходит на ум, когда речь заходит об Урумчи? Представляется место, откуда огромными партиями везут товар, которым потом торгуют на наших вещевых рынках. И остальное в таком роде. О том факте, что это самый оживленный город в нашем географическом регионе, как-то не задумываешься. Увидев его воочию, осознаешь, что рынки и торговля — лишь частичка того, чем живет пятимиллионный мегаполис.

Фото автора

Европейский классик о преимуществах путешествий сказал: посещая лучшие страны, узнаешь, как улучшить свою. А если судьба заносит в худшие — это научит любить Родину. Обе возможности одновременно предоставило сотрудникам 23 СМИ из 18 стран, связанных с экономическим поясом Шелкового пути, участие в международном семинаре. Представители Франции, Германии, России, Индии, Пакистана, Казахстана, Кыргызстана, Канады, Египта, Узбекистана и других по приглашению пресс-канцелярии Госсовета КНР смогли узнать, как и чем живет северо-запад Китая, послушать экспертов, поговорить с местными жителями.

Фото автора

Современный Китай притягивает внимание людей по всей планете. Но для Узбекистана, думается, страна представляет особый интерес. Как сообщило Министерство внешней торговли нашей республики, по итогам первого полугодия КНР стала вторым основным торговым партнером Узбекистана с оборотом в 2,81 миллиарда долларов. Отставание от лидера — России — лишь одна десятая часть процента, или 20 миллионов. Другая немаловажная деталь: северо-запад Поднебесной, конкретнее — Синьцзян природой, климатом, географией весьма схож с Узбекистаном.

Значит, есть над чем подумать, что сравнить и проанализировать.

Шесть мешков цемента на каждого

Одно из любимых мест для прогулок туристов и жителей Урумчи — парк «Красная гора». Тут даже летом прохладно из-за тенистых деревьев, с одного из холмов открывается великолепная панорама центра города: всюду высотки в 30—40 этажей, царство стекла и бетона.

По словам сотрудницы пресс-канцелярии правительства СУАР Зумрат Абдрахман, 70 лет назад самое высокое здание Урумчи было высотой в три этажа. Да и те можно было сосчитать по пальцам одной руки. Не было ни заводов, ни производства. Тогдашнее 100-тысячное население жило в основном в одноэтажных домишках.

Сказать, что город преобразился — значит ничего не сказать. Ради масштабной застройки пришлось изменить даже русло реки. Темп, объем и скорость созидания поражают. На улицах Урумчи то там то сям убирают остатки строительного мусора у аккуратных выходов из подземки: к пуску в течение ближайших месяцев готовят метро. Его удалось проложить «с нуля» за пять лет.

Это не разовая акция. Судя по остальным городам и провинциям, масштабная стройка стала своеобразной визитной карточкой Поднебесной. Насколько много здесь сейчас строят? В прошлом году Китай произвел цемента на 72 процента больше, чем весь остальной мир. 2,3 миллиарда тонн. По шесть больших мешков на каждого жителя планеты, включая стариков и детей. Вот насколько.

Фото автора

Можно не сомневаться, весь произведенный материал идет в дело. Трудоемкое, затратное, но всегда выполнимое. В китайской культуре, как и других, издревле почитают огонь. При этом показательна легенда о том, как он добыт. В мифологии некоторых народов огонь — это божья милость, где-то — для человека его добыл герой-титан. В китайских же сказках необходимое для жизни пламя — плод усердного и кропотливого труда людей.

По мнению экспертов, инициатива «Один пояс, один путь» создает существенный импульс развитию Синьцзяна, который по задумке китайского руководства должен стать центром проекта воссоздаваемого экономического пояса на территории страны. Этому способствует географическое расположение СУАР и общие границы с восемью государствами, богатые природные ресурсы, активные инвестиции. За последние пять лет вложения в экономику составили 750 миллиардов долларов.

Валовый региональный продукт в автономном районе, как отмечает президент Академии общественных наук СУАР Гао Цзяньлун, прибавляет в среднем на один процент быстрее, чем в среднем по стране. В прошлом году он составил 160 миллиардов долларов с приростом в 7,6 процента. При этом уровень жизни все еще ниже среднекитайского. Правительство разработало довольно эффективный механизм, который ускоряет развитие региона: ряд провинций и городов более богатой восточной части КНР выделяет от полутора до двух процентов из доходов своего бюджета.

Финансы направляются в экономику, промышленность и образование Синьцзяна. Конечная цель амбициозна: к 2020 году планируется полностью ликвидировать бедность, уже сейчас государство 70 процентов всех денег направляет на народное благосостояние.

Помимо этого, востребованные специалисты — инженеры, учителя, врачи — едут в командировку на три года в отстающие районы СУАР. Всякого рода стимулирующие субсидии, проживание им оплачивает свой регион. Очень часто сюда командируют и чиновников. Неважно, какую должность они занимают. Хочешь строить успешную карьеру?

В таком случае делись опытом, обучай управленцев из медленно развивающихся территорий тому, как в условиях инвестиционной, экономической активности перепрофилироваться с аграрной сферы на производственную.

Зачем священнику читать газеты?

В Синьцзяне не покидает ощущение того, что родной Узбекистан рядом, по соседству. Через одного звучит уйгурская, казахская речь, нередко встретишь говорящих по-русски. Привычны организму погода, а взору — местные пейзажи. Тем крепче нити параллелей с Узбекистаном, что невольно проводишь. Схожие преимущества — ресурсы, география и транспортный потенциал. И схожие проблемы, над решением которых предстоит работать.

Месторасположение по умолчанию ставит ребром угрозу наркотрафика. Здесь ей противостоят всеми силами. И у местных борцов с ядовитым зельем есть свой идейный вдохновитель.
В одном из людных мест Урумчи возвышается памятник Линь Цзэсюю. Прославился этот сановник во время опиумных войн середины XIX века, когда Китай оказался на пороге деградации. Процветающая империя, родина великих изобретений десятилетиями погружалась в наркотический хаос. Жители вырождались, уже не надеясь на своих лидеров. Тогда занимавший высокий пост Линь Цзэсюй с полутысячей соратников провели бескомпромиссную кампанию против опиума. Ее результатом стало уничтожение, по разным данным, более миллиона тонн зелья. Горы опиума смешали с солью и известью и выбросили в море. Операция закончилась 26 июня 1839 года. В память о событиях почти двухсотлетней давности эту дату весь мир отмечает как Международный день борьбы со злоупотреблением наркотическими средствами и их незаконным оборотом.

Фото: LiveJournal

Как и в Узбекистане, здесь также осознают важность стабильности, без которой грош цена экономическому росту. У наших стран общие взгляды по вопросам обеспечения мира и безопасности. Одна из важных тем двусторонней повестки — борьба с силами «трех зол»: терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом.

По словам замначальника отдела пропаганды парткома КПК в СУАР Сю Гуйсяня, в Синьцзяне живет более 25 миллионов человек 55 национальностей, 13 из которых считаются основными. Это уйгуры и ханьцы — то есть китайцы, а также казахи, дунгане, маньчжуры, кыргызы, таджики, русские и узбеки (по разным данным это около 12 тысяч человек), другие.

Самая распространенная религия здесь — ислам. Как рассказал научный сотрудник Института религии Академии общественных наук СУАР Ма Пиньяр, выдавая собственные цели за постулаты веры, радикалы неоднократно совершали на этой территории террористические акты, в которых гибли люди. Религиозный экстремизм, по его мнению, — реальная опасность и угроза для государства, социальной гармонии и межнационального согласия. В автономном районе борются с радикализацией, подстрекательством к насилию, на основании закона противодействуют пропаганде терроризма. Эта работа немыслима без повышения уровня жизни, соцобеспечения. Тем самым можно искоренить почву, в которой зарождаются идеи экстремизма. При этом эксперт называет уважение и защиту свобод вероисповедания граждан основой государственной политики.

В подтверждение сказанному представители администрации Синьцзяна приводят данные о том, что здесь действует почти 25 тысяч мечетей. В среднем это одно культовое сооружение на каждую тысячу человек. Предоставлены возможности для получения религиозного образования.

Одно из восьми таких учреждений — Институт исламской теологии Синьцзяна. Вуз готовит священнослужителей для мечетей региона, сейчас это около 700 студентов, среди них немало этнических узбеков — их легко узнать по национальным тюбетейкам. Учиться, держать регулярные экзамены довольно сложно из-за строгих требований, признаются ребята. Однако студентам, кроме учебы, больше беспокоиться не о чем. Их бесплатно кормят, предоставляют общежитие. Минимальная стипендия — в пересчете около ста долларов, за отличные оценки можно получать до 500 долларов в месяц. В аудиториях и лекционных залах обстановка почти спартанская, ничего лишнего. Из яркого разве что стенды с 10—12 наименованиями свежих газет. Преподаватели пояснили: хоть обучают в основном религиозным канонам, от мирских новостей отрываться ни в коем случае нельзя. Священник не может жить вне общества, он обязан знать, что заботит прихожан, что происходит в государстве и мире.

Ключевая точка на карте

В начале репортажа мы говорили о том, с чем в первую очередь для нас ассоциируется северо-запад Китая. А что на встречный вопрос ответят местные эксперты? В девяти случаях из десяти ответ одинаков.

— Знаем, что у вас в стране очень умный Президент, — говорит сотрудница Академии общественных наук СУАР Не Шулин, знакомясь с представителями Узбекистана. — Здесь очень много говорят о нем. С интересом читаю в СМИ о происходящем в вашей республике. Ее руководителя не случайно сравнивают с основоположником политики реформ и открытости, автором концепции «нового Китая» Дэн Сяопином. Узбекистан также переживает значительные перемены, открываясь перед миром. Подобные реформы всегда к лучшему, они обязательно принесут свои плоды.

Фото: Azertac

Китае внимательно следят и поддерживают инициативы узбекского лидера. На июньском саммите ШОС в Циндао Шавкат Мирзиёев отметил, что в рамках инициативы «Один пояс, один путь» актуальна реализация межрегиональных транспортных проектов: нам нужны новые кратчайшие маршруты до крупнейших мировых рынков, а также подчеркнул, что Узбекистан выступает за строительство новых магистралей, в частности, железнодорожной линии Китай — Кыргызстан — Узбекистан.

Роль Узбекистана в системе международных транспортных коридоров ожидаемо возрастет в ближайшее время, считают эксперты. Отметим, что нереализованные возможности в этом направлении, формирование единого транспортного пространства будут проанализированы и обсуждены в сентябре на запланированной в нашей столице конференции.

Прокладка новых коридоров создаст дополнительные возможности для торговли и транзита грузов, считает вице-президент Мультимодального транспортно-логистического центра в Урумчи Нунь Цзинь. За два года, что действует транспортный узел, по рейсам Китай — Европа отсюда отправилось 1 230 грузовых поездов. Центр связан железнодорожными рейсами с 17 странами Европы и Центральной Азии. На переплетении скоростных магистралей с востока на запад и обратно здешние специалисты отводят Ташкенту роль одной из ключевых точек, через которые пролегает экономический пояс возрождаемого Шелкового пути.

«Инь» и «Ян» приносят миллионы

Что, помимо экономического эффекта, дает улучшение транспортного сообщения? На северо-западе КНР знают точный ответ: по новым шоссе и железным дорогам, благодаря новым аэропортам в регион едет все больше туристов.

За прошлый год города и села СУАР посетило на треть больше туристов, чем в 2016-м. Регион принял 107 миллионов иностранных и китайских путешественников, которые прибыли сюда по высокоскоростным трассам и 150 авиамаршрутами, что связывают его с остальным Китаем и странами мира.

Китайцы говорят: не побывав в Синьцзяне, невозможно представить, как велика Родина. И тратят путешественники соразмерно величию автономного района, не скупясь. За год они оставили в виде оплаты проживания в отелях, билетов, питания, покупки сувениров и других сопутствующих расходов 27 миллиардов долларов — шестую часть ВРП.

Фото: common.wikimedia.org

Как и все остальное, туризм в Поднебесной развивается с оглядкой на историю. Получая при этом мощную поддержку на государственном уровне. Вот уже год, как в стране вступил в силу закон о традиционной медицине, есть госуправление, которое координирует это направление и деятельность 3,5 тысячи клиник. Открытие новых и поддержание существующих — пункт, который вносится в программы социально-экономического развития местных правительств.

Клиника традиционной медицины при Синьцзянском медицинском университете отстроена совсем недавно. Современное многоэтажное здание с эскалаторами и многочисленными ЖК-панелями на стенах похоже на что угодно, кроме как на место, где людям ставят иглы, банки и пиявки.

Впрочем, представшее взору в палатах оказалось гораздо экзотичнее перечисленного. На обычной кушетке лицом вниз лежит пациент. По всей длине позвоночника горочкой выложены целебные травы. Врач подносит специальную горелку, они вспыхивают ярким пламенем. Костер на спине оставляют полыхать ровно на два часа.

Фото автора

Процедура называется «пламя дракона». Как пояснил главврач клиники Вэн Хао, ее цель, как и всей традиционной медицины, восстанавливать целостность и равновесие в организме, которые нарушаются под воздействием внешних раздражителей. Здесь стараются не побороть сами болезни, а устранить причины недугов. Иначе, по словам врача, образно выходит, что мы начинаем ковать оружие, когда уже началась война.

Главврач клиники утверждает, что «пламя дракона» — его любимая процедура. Работу здесь он совмещает с практикой хирурга в обычной, привычной нам больнице. После 10—15-часовых операций традиционная терапия помогает быстро восстановить силы.

Все время, что персонал рассказывал о работе клиники, в ее стенах было многолюдно. В год лечение проходят 30 тысяч пациентов. При стоимости средней процедуры в 50—60 долларов, китайцы местные и из разных провинций, а также иностранцы приносят медучреждению доход в 50 миллионов долларов. Древние оздоровительные практики, как видим, не только результативны, но и весьма прибыльны.

На конной повозке по владениям Чагатая

В плане доходности, создания рабочих мест медицинскому и остальным видам туризма в СУАР буквально на пятки наступает туризм этнический. Почти каждый район провинции имеет ярко выраженные культурные особенности. У людей разных национальностей свой быт, традиции, языки. Должная инфраструктура, реклама влечет ознакомиться с ними.

У города Кульджа (китайское название — Инин) богатая история. Несмотря на то, что бывшая столица владений сына Чингисхана — Чагатая стремительно застраивается высотками, по ней прокладываются широкие дороги, в городе сохранились целые районы, где ход времени словно замер.

В район Дулат баг почти из центра города туристы отправляются на конных повозках, въезжая на узкие петляющие улочки вдоль одноэтажных домов. Основное население района — этнические уйгуры. С бытом и традициями они знакомят гостей прямо во дворах собственных домов.

Фото: worlds.ru

— Мой дом одновременно музей под открытым небом, — говорит местная жительница Халима Аут. — Чтобы получить статус туристского объекта, надо заключить договор с ответственным госведомством. После этого мы обязуемся не перестраивать ничего в доме и во дворе на современный лад, пускаем к себе экскурсии, рассказываем и показываем все, что интересно гостям, попутно продаем сувениры. Субсидии получаем и от государства. В нашем районе в день бывает по две тысячи посетителей. Немалое число туристов посещает и узбекскую махаллю по соседству, где сохранились дома, построенные переселенцами из Самарканда в 70—80-е годы позапрошлого века. В них сейчас открыты музеи.

Здесь же, во двориках, перед туристами дают короткие концерты. В основном исполняют особо почитаемый в СУАР жанр «мукам». Это универсальный вид искусства, которое включает песни, танцы и музыку. По словам замдиректора комитета по делам культуры Синьцзяна Ма Иншэна, уйгурский «мукам» — квинтэссенция восточного и западного фольклора, что показывает, насколько активным был гуманитарный взаимообмен на Шелковом пути. Согласно специальному документу, этот жанр охраняется государством в качестве объекта нематериального наследия, ЮНЕСКО также включило его в соответствующий список.

Вдохновившийся мелодичными напевами турист здесь же может купить аудиодиск с «мукамами», дутар или другие музыкальные инструменты, национальную одежду, украшения. Он привезет домой напоминание об этих местах, а местные заработают «копеечку».

Такой прагматичный и, вероятнее всего, самый правильный подход к развитию туризма можно увидеть повсюду в регионе. В центре Чапчал-Сибоского автономного уезда раскинулся комплекс, где представлены традиции народности сибо. В стародавние времена люди этой национальности славились в маньчжурской армии как отличные лучники. Эту черту они не забыли и по сей день, гордятся, что выступают за китайскую сборную по стрельбе из лука на олимпиадах и всех представительных турнирах. Соответственно гостей, помимо экскурсий, привлекают возможностью проверить свою меткость на специальной площадке. Ликование представителей разных континентов, стреляющих из сибоского лука по мишеням, описать словами сложно. Подсчитать экономический эффект для здешних жителей гораздо проще. В прошлом году 170 тысяч путешественников только за входные билеты на территорию музея под открытым небом заплатили 1,2 миллиона долларов. В этом году, как ожидается, поток возрастет вдвое. Согласитесь, неплохо для райцентра с 30-тысячным населением.

Китаец по имени Анвар

Несмотря на развитый внутренний туризм, по данным Министерства коммерции КНР, ежегодно путешественники из этой страны тратят 200 миллиардов долларов в зарубежных странах.

Индустрия гостеприимства сейчас развивается в Узбекистане, отменены вовсе или стало легче получить визу гражданам сорока с лишним государств, в том числе представителям КНР. Вопрос о том, насколько привлекательна для туристов из этой страны наша республика, был задан журналистам и экспертам на встрече в Пекине.

— Насколько мне известно, еще несколько лет назад немногие из простых китайцев владели подробной информацией о странах Центральной Азии, — говорит заместитель редактора русскоязычной редакции Медиакорпорации Китая Чзинь Чжун. — Когда стартовала инициатива «Один пояс, один путь», мои сограждане стали больше интересоваться историей Шелкового пути, где ваш регион играл важную роль, соответственно узнавать о странах региона. Способствуют этому и визиты на высшем уровне, которые в последнее время стали регулярными. В преддверии поездок глав государств наши СМИ публикуют подробные статьи, репортажи. Подобного рода шаги положительно влияют на имидж государства в глазах наших людей: они получают представление об экономике, культуре страны, как она развивается. И тогда китайцы понимают: «О, в Центральной Азии есть такая страна, как Узбекистан. У нее богатые традиции, много достопримечательностей!». Они начинают искать дополнительную информацию в интернете, следить за новостями, проявлять интерес к совместным культурным мероприятиям, презентациям, концертам, которые постоянно организуются. Люди открывают для себя страну, ее традиции, кухню, чтобы впоследствии посетить и увидеть своими глазами.

Фото: IBT

— Популяризации сведений о наших странах способствуют регулярные обмены среди журналистов, — считает корреспондент информагентства «Синьхуа» Айнура Шакин. — Сотрудники медиа — глаза своего читателя, благодаря их впечатлениям формируется образ целого государства. Такого рода сотрудничество выгодно всем.

— Часто путешествую по региону, но в Узбекистане не был уже лет двадцать. Это мое большое упущение, — говорит эксперт по Центральной Азии Чэнь Цзецзюнь. — О вашей стране сейчас много говорят из-за стремительных перемен во всех сферах. Уверен, города и села сильно изменились. Однако людей привлекают не только здания и культура. Их привлекают другие люди, общение, гостеприимство. По роду деятельности часто общаюсь с узбекистанцами, у меня много друзей среди них. Китайские имена сложно выговаривать, поэтому товарищи называют на узбекский лад — Анвар, что мне очень нравится. Всегда поражался обходительному отношению ваших соотечественников, тому, как они чтят и любят искусство, литературу. Два года назад довелось побывать на могиле писателя Чингиза Айтматова. Пробыл там несколько часов. За это время туда, в пригород Бишкека, приехали несколько групп жителей Узбекистана. Они преодолели сотни километров, чтобы прочитать молитву, отдать дань памяти любимому литератору. Это достойно уважения. Советую всем соотечественникам непременно посетить страну, где живут такие люди.

Руслан КЕНЖАЕВ, наш спецкор.
Ташкент — Урумчи — Инин —
Пекин — Ташкент.

Больше новостей на нашем Telegram канале: t.me/ns_uz


Комментарии

Комментариев пока нет.


Популярное

Afisha

«Новогодняя ярмарка -2018» зазывает гостей

В предпраздничные дни, с 25 по 27 декабря, в Павильоне «Узкургазмасавдо» будет проходить предновогодняя  ярмарка-продажа «Новогодняя ярмарка -2018» (на правах рекламы)

12 Декабрь 2018